Трансляция

The New York Times: Польша утверждает, что 98-летний житель Миннесоты возглавлял нацистские карательные операции

20 марта 2017
Поделиться

Польское правительство будет требовать экстрадиции 98‑летнего американца украинского происхождения, который, по мнению обвинителей, в 1944 году участвовал в осуществлении нацистских преступлений, в результате которых было убито множество гражданских лиц.

Семья этого человека, Михайло Каркоца, который приехал в США в 1949 году, а сейчас живет в доме престарелых в Миннеаполисе, утверждает, что он невиновен в этих преступлениях и что у него деменция, поэтому он не может быть привлечен к суду.

Михайло Каркоц в 2014 году. Он эмигрировал в США в 1949 году, в настоящее время живет в доме престарелых в Миннеаполисе

В ходе журналистского расследования, проведенного в июне 2013 года, агентство Ассошиэйтед Пресс пришло к выводу, что Каркоц, которому тогда было 94 года, во время войны командовал Украинским легионом самообороны, находившимся под контролем СС, и осуществлял массовые убийства в деревнях Восточной Польши, а в 1944 году участвовал в подавлении Варшавского восстания.

Ассошиэйтед Пресс также сообщало, что в 1949 году Каркоц не информировал американские власти о том, что он служил в этом легионе, а затем в дивизии СС «Галиция»; оба подразделения в черном списке групп, членам которых запрещался въезд в Соединенные Штаты.

В последующей статье в ноябре 2013 года Ассошиэйтед Пресс сообщало со ссылкой на документы из архива украинской разведки, что рядовой, служивший под началом Каркоца, в 1968 году свидетельствовал о том, что Каркоц отдал приказ покарать деревню Хланив за убийство майора СС; деревню сровняли с землей.

В своих воспоминаниях, изданных по‑украински в 1995 году, Каркоц пишет, что вместе с немецкими офицерами в 1943 году участвовал в создании Украинского легиона самообороны с целью воевать на стороне Германии против Советского Союза.

Расследование журналистов Ассошиэйтед Пресс привело к расследованиям в Германии и Польше. Немцы закончили свое расследование в 2015 году, заявив, что Каркоц по состоянию здоровья не сможет предстать перед судом, но польское расследование продолжалось.

В телефонном интервью Роберт Яницкий, член Комиссии по наказанию преступлений против польского народа, сказал, что «вне всякого сомнения» нынешний житель Миннесоты — это тот же человек, который «занимался карательством в деревнях Люблинского воеводства в 1944 году», прежде всего в деревне Хланив и близлежащей деревне Владиславин. Было убито более 40 мирных жителей.

Яницкий называл этого человека Михайло К., ссылаясь на польский закон о неприкосновенности частной жизни. «Мы также обнаружили подпись Михайло К. на документах, имеющих отношение к этому подразделению и датированных тем периодом. Наши судебные эксперты установили, что это подпись того человека, который сейчас проживает в Штатах».

Комиссия, которая является частью польского Института национальной памяти, структуры, обладающей полномочиями судебного преследования и призвана расследовать преступления нацистского и советского периодов, отправила запрос в люблинский суд на выдачу ордера на временный арест Каркоца. Ордер станет первым шагом к тому, чтобы потребовать экстрадиции Каркоца, сказал Яницкий.

В Вашингтоне Николь Навас, представитель Департамента юстиции, заявила, что ведомство «серьезно относится ко всем достоверным сообщениям об участии в нацистских преступлениях Второй мировой войны», оно не дает комментарии касательно требований об экстрадиции.

Обвинения чреваты для обвиняемого пожизненным тюремным заключением. Яницкий отверг аргумент о том, что судить Каркоца бессмысленно, учитывая его возраст и состояние здоровья. «Прежде всего, — сказал он, — возраст не тот фактор, который нужно учитывать, привлекая кого‑то к судебной ответственности. Что касается его состояния здоровья, то по этому поводу выскажутся привлеченные эксперты».

Правозащитная организация Центр Симона Визенталя критикует Польшу за то, что она не прикладывает больших усилий, чтобы выследить преступников нацистской эры. По данным американского Мемориального музея Холокоста, в годы войны немцы убили 1,9 млн мирных польских граждан наряду с почти 3 млн польских евреев.

Яницкий признал справедливость этой критики, но отметил, что для сбора доказательств требуется время. «Сейчас невообразимо трудно собрать необходимые улики, чтобы отдать кого‑то под суд, — сказал он. — Требуется международное сотрудничество, и на то, чтобы скоординировать все усилия, уходят годы. Но это не значит, что не стоит стараться».

«Кое‑кто полагает, что уже слишком поздно выслеживать нацистских преступников, но я так не думаю, — добавил он. — Случай Михайло К. подтверждает это. И попробуйте сказать, что уже слишком поздно, женщине, которая девочкой пряталась в поле и видела, как убивают ее родителей».

Сын и представитель Михайло Каркоца Андрий Каркоц сказал в интервью, что его отец невиновен. «Мой отец — невиновный 98‑летний старик, который никогда не делал ничего дурного», — сказал Андрий Каркоц, добавив, что его отец был жертвой немецких репрессий против бойцов украинского Сопротивления.

В ресторане по соседству с украинской православной церковью, где венчались многие члены их семейства, 63‑летний Андрий Каркоц сказал, что прозвучавшие обвинения очень расстроили их семью, хотя отец никогда не принимал их всерьез. «Он вел активную общественную жизнь здесь, в Миннесоте, — рассказал Каркоц. — Мы боролись за права человека. Если бы он был нацистом, зачем бы он стал этим заниматься?»

Михайло Каркоц, этнический украинец, родился в городе Луцке 6 марта 1919 года. В конце XVIII века Луцк отошел к Российской империи, а после Первой мировой войны стал частью Польши, в 1939‑м был аннексирован Советским Союзом, а в 1941‑м оккупирован немцами. С 1945‑го он находился на территории Советской Украины.

После войны Каркоц оказался в лагере для перемещенных лиц в немецком городе Ной‑Ульме. Его первая жена умерла в 1948 году, за год до того, как он со своими двумя сыновьями эмигрировал в Соединенные Штаты, где работал плотником, вступил во второй брак, в котором у него родились еще четверо детей.

Оригинал публикации: Poland Says Minnesota Man, 98, Ordered Nazi-Led Atrocities

Поделиться

Клод Ланцман: «У меня не было времени испытывать отвращение к нацистам»

«Мой фильм должен был быть о смерти. Но об этом не было никакой информации. Не было кинохроники из газовых камер, не было очевидцев, ведь никто не вернулся оттуда живым. И мой фильм должен был восстановить эту недостающую страницу, стать надгробием для тех, кого убили и кто никогда не сможет рассказать о том, что произошло».