Трансляция

The New York Times: Бар мицва век спустя

Дан Билефский 10 октября 2016
Поделиться

В прошедшие выходные Исраэл Кристал отпраздновал свою бар мицву, читая Тору и наслаждаясь общением с членами семьи, которые танцевали, пели и бросали сладости.

Церемония проходила на юге Израиля, в ней приняли участие двое его детей, девять внуков и тридцать правнуков. Ему — 113, и праздника этого он ждал сто лет.

Кристал, бывший узник Освенцима, единственный член своей семьи, переживший Холокост.

«Мой отец верующий человек, и он всю жизнь мечтал отпраздновать бар мицву, — рассказала по телефону дочь Исраэла Шуламит Кристал‑Купершток, жительница Хайфы. — После всего, что он пережил, иначе как чудом это нельзя назвать».

Шуламит говорит, что отец все время улыбался после проведения обряда, символизирующего вхождение во взрослую жизнь, в частности полноправное участие в публичном чтении Торы.


Г‑н Кристал родился 15 сентября 1903 года в местечке Малены, которое сейчас находится на территории Польши, и получил имя Исроэл‑Ицик. Когда ему было 11, император Австро‑Венгрии Франц Иосиф проезжал через городок. Мальчик бросал под колеса его кареты сладости. Возможно, это как‑то повлияло на выбор профессии, который он сделал несколько лет спустя: он стал торговцем шоколадом и конфетами.

Ко времени его 13‑летия Первая мировая война была в разгаре, поэтому бар мицву пришлось отложить, рассказывает г‑жа Кристал‑Купершток. Его отец сражался в русской армии, а мать умерла за три года до того. Когда мальчику исполнилось 16, от тифа умер и его отец.

После войны он открыл в Лодзи лавку сладостей на паях с дядей и разбогател. Но, когда в 1939 году немцы оккупировали Польшу, Кристал, его жена и двое детей оказались в лодзинском гетто. Дети вскоре умерли.

В 1944‑м его с женой отправили в Освенцим. Жена погибла.

Когда войска союзников освободили узников лагерей, Кристал весил 38 килограммов. Он вернулся в Лодзь, спустя какое‑то время создал новую семью, а в 1950 году со своей второй женой и сыном переехал в Хайфу. Он отстроил свою жизнь заново, вновь превратившись в преуспевающего торговца сладостями.

В марте этого года, когда Кристалу было 112 лет и 178 дней, Книга рекордов Гиннесса провозгласила его старейшим мужчиной на планете.

Г‑жа Кристал‑Купершток рассказывает, что последние 100 лет ее отец молился каждое утро. Она склонна видеть причину его долголетия в «воле Небес».

«Он верит в Б‑га, — говорит она. — Он простой человек, мудрый и тактичный. Он полагается на собственные силы. Он умеет найти радость во всем».

Она считает, что одним из секретов достижения отцом 113‑летия было то, что «он ел, чтобы жить, а не жил, чтобы есть». Когда же он все‑таки ест, то предпочитает рубленую селедку, а когда был немного моложе, на девятом десятке, все еще любил вино и пиво.

Он живет в своем доме с помощником по хозяйству. Он по‑прежнему обладает здравым умом, говорит на идише и слушает старые еврейские песни на этом языке, рассказывает Шуламит.

«Утром отец ест простой завтрак и слушает новости, — рассказывает она. — Он живо интересуется политикой, раньше каждый день читал газеты. Но сейчас, когда зрение ослабло, ему читаю я».

Внучка г‑на Кристала, 32‑летняя Лиат Башан, социальный работник, говорит: наблюдая за празднованием бар‑мицвы деда, в зале, забитом родными и близкими, она была переполнена чувствами: одновременно и радостью, и мыслями о погибших в печах Холокоста.

«Здесь все — потомки одного человека, — говорит она. — Представьте, сколько залов можно было наполнить, если бы шесть миллионов выжили».

Лиат добавляет: «Каждый раз, когда я вижу дедушку, я хочу произнести благословение».

Поделиться
  • Igor Nemirovsky

    «Здесь все — потомки одного человека, — говорит она. — Представьте, сколько залов можно было наполнить, если бы шесть миллионов выжили». – добавить нечего…

Свадьба в «три недели»

Идея этой статьи возникла случайно: шапочный знакомый, живущий в Америке, между делом упомянул, что получил приглашение на религиозную еврейскую свадьбу и теперь сможет своими глазами увидеть, как все происходит. Ничего необычного в этом не было, если бы не одно но: указанная им дата приходится на конец месяца тамуз, когда, согласно традиции, евреи свадеб не играют.