Резонанс

«Шпионаж и ложь» Обамы?

Ли Смит 20 апреля 2017
Поделиться

Материал любезно предоставлен Tablet

Действительно ли администрация Обамы злоупотребляла данными внешней разведки еще до истории с Трампом? Подсказка: история с Россией — повторение истории того, как Белый дом оклеветал произраильских политиков в преддверии подписания иранского соглашения.

Обвинение администрации Обамы в том, что секретные данные внешней разведки использовались для очернения и шантажирования внутренних политических противников, на днях получило дополнительное подкрепление. Стало известно, что бывший советник по вопросам национальной безопасности Сьюзан Райс, возможно, больше года просматривала расшифровки секретных стенограмм, которые могли содержать информацию о Дональде Трампе и его приближенных. Использование источников, предназначенных для борьбы с терроризмом, в иных целях, может быть, и является нарушением обязанностей, но это не более серьезный проступок, чем проводить целые дни в Твиттере вместо того, чтобы выполнять свою работу. Преступлением в данном случае было бы сообщить репортерам имена действующих лиц. В конце концов, серьезность обвинений против Райс и других бывших работников администрации, вовлеченных в скандал «рассекречивания», будет зависеть от того, насколько активно Дональд Трамп был вовлечен в заговор, целью которого была передача ключей от Белого дома в руки Кремля. Для тех, кто считает теорию сговора между Трампом и Кремлем обоснованной, скандал вокруг «шпионажа и лжи» Обамы вообще таковым не является: государственные должностные лица просто принимали благоразумные меры предосторожности против неминуемой угрозы стране.

Бывший президент США Барак Обама и советник по национальной безопасности Сюзан Райс говорят по телефону с помощником по вопросам борьбы с терроризмом Лизой Монако, сообщившей свежую информацию о теракте в Брюсселе. 22 марта 2016

Но что, если Дональд Трамп не был первой или единственной жертвой кампании шпионажа и противозаконных утечек, проводимой администрацией Обамы против внутренних политических противников?

Статья в Wall Street Journal от 29 декабря 2015 года описывает слежку, которую администрация Обамы проводила за израильскими чиновниками с целью выяснения намерений премьер‑министра Биньямина Нетаньяху и других должностных лиц, в том числе посла Рона Дермера, противодействовавших иранскому соглашению. Wall Street Journal сообщила, что в ходе слежки «заодно было записано содержание ряда частных переговоров израильтян с американскими представителями законодательной власти и американо‑еврейскими организациями».

Несмотря на это сообщение, в то время казалось немыслимым, что, несмотря на многочисленные юридические, этические, политические и исторические препоны, а также строгие протоколы Агентства национальной безопасности, запрещающие рассекречивать личную информацию американских граждан, полученную в процессе сбора разведданных, администрация Обамы в самом деле стала бы осуществлять слежку за американскими гражданами. В своей статье от 31 декабря 2016 года «Почему Белый дом хотел убедить конгресс, что за ним следит Агентство национальной безопасности» я утверждал, что администрация Обамы просто создала видимость шпионажа за представителями законодательной власти, чтобы загнать в угол противников иранского соглашения. Шпионаж за американскими гражданами был бы явным злоупотреблением системой внешней разведки, а разглашение имен американских граждан прессе — уголовным преступлением.

Я все больше убеждаюсь, что мои заключения в вышеупомянутой статье не соответствуют истине. Я склоняюсь к мысли, что шпионаж проводился на самом деле и не с целью обезопасить страну, а для того, чтобы развязать руки администрации в борьбе с внутренними противниками.

«В какой‑то момент администрация начала использовать в своих целях данные вполне законного слежения АНБ за коммуникационными сетями иностранных официальных лиц. Это делалось для того, чтобы оставаться на шаг впереди внутренних противников, — говорит произраильский политтехнолог, который активно участвовал в ежедневных спорах по поводу иранского соглашения. — Досье АНБ на иностранцев позволили собрать данные об американцах, занятых совершенно законной политической деятельностью, которая естественным образом предполагала переговоры с иностранцами. Мы стали замечать, что Белый дом реагировал немедленно, иногда в течение 24 часов, на конкретные наши переговоры. Сначала мы думали, что это было совпадение, усиливаемое нашей собственной паранойей. Через некоторое время мы убедились — за нами следят».

Вот что представляет собой систематическое злоупотребление данными внешней разведки во внутриполитических целях: добытые разведкой сведения об американских гражданах, представителях законодательной власти и деятелях произраильских организаций становились для администрации Обамы инструментами внутренней политики. Секретные данные давали администрации временное преимущество, позволяя разработать план действий и вовремя нейтрализовать оппонентов, более того, запугивать их с помощью некоторых журналистов, для которых доступ к секретной информации является ключом к карьерному успеху.

Как только возникает понимание принципов работы этого механизма, становится очевидно, откуда и почему мы получаем ежедневные порции новостей о порочных связях Трампа с Россией. Камнем преткновения на сей раз является не Израиль, а Россия, но вполне вероятно, что процесс примерно тот же.

 

Два расследования, проводимые в настоящий момент в Вашингтоне комитетами по разведке сената и палаты представителей, возможно, покажут, в какой степени администрация Обамы виновна в раскрытии имен членов команды Трампа, пойманных на переговорах с иностранцами. В настоящий момент известно, что администрация Обамы раскрыла личность одного из них, Майкла Флинна, и сообщила его имя Давиду Игнатиусу из Washington Post.

«По словам высокопоставленного американского чиновника, — написал Игнатиус в статье от 12 января, — 29 декабря, в тот день, когда администрация Обамы объявила о высылке 35 российских дипломатов и других санкциях в ответ на кибератаки и вмешательство в выборы, Флинн несколько раз звонил послу РФ Сергею Кисляку. Что они обсуждали и был ли в результате снижен эффект от санкций?»

Газеты Times и Post позже сообщили, что в ходе этих звонков санкции не обсуждались. Но упоминание имени Флинна в этом контексте представляло собой злоупотребление инструментарием госбезопасности, а передача информации журналистам — преступлением.

Это знакомая территория. В процессе слежки за представителями американского народа и членами произраильского сообщества администрация Обамы изучала, до какой степени можно безнаказанно манипулировать аппаратом внешней разведки для достижения внутреннего политического преимущества. В обоих случаях видимые жертвы — Израиль и Россия — были просто прикрытием, инструментом преследования настоящих жертв внутри страны.

Как сообщает статья в Wall Street Journal, для проведения шпионажа за американскими конгрессменами в преддверии голосования по поводу иранского соглашения администрация Обамы воспользовалась следующей лазейкой. Американская разведка должна следить за всеми иностранными официальными лицами, включая союзников. Следовательно, всем в Вашингтоне известно, что посол Израиля Рон Дермер находится под наблюдением. Иначе обстоят дела с его контактами в США, особенно представителями законодательной власти: их имена, согласно протоколам АНБ, должны быть, по меньшей мере, скрыты. Но получить разрешение на прослушку и распространение «переговоров, затрагивающих представителей американской законодательной власти», значительно проще в тех случаях, когда переговоры перехвачены в ходе так называемой «слежки за иностранцами» — прослушивания переговоров, например, между иностранными дипломатами и их правительствами. Иностранные дипломаты встречаются с американскими официальными лицами в Вашингтоне, где находится американское правительство. Администрация Обамы вывернула наизнанку старое правило дипломатии: иностранные послы настолько опасны, что встреча с ними означает предательство по отношению к собственной стране.

В ходе долгой и полной противоречий подготовки иранского соглашения израильский посол регулярно докладывал высшим должностным лицам в Иерусалиме, включая премьер‑министра, текущую ситуацию, в том числе сообщал о встречах с конгрессменами и руководителями еврейской общины. Действия израильтян интересовали администрацию Обамы в значительно меньшей степени, нежели действия тех, кто в самом деле был способен помешать подписанию соглашения, а именно членов сената и палаты представителей. Администрация передала перехваченную информацию журналистам, а те, в свою очередь, рады были озвучить тонко завуалированные антисемитские намеки, обвинив противников иранского соглашения в двойной лояльности и в сговоре с иностранными правительствами.

Членам конгресса не потребовалось напрягать воображение, чтобы представить себе, как их имена попадают в эхо‑камеру прессы, посвященной иранскому вопросу, которая сообщит, что они подкуплены «донорами» и «иностранными лобби». Что, если Белый дом передаст информацию о телефонных переговорах с израильским послом благожелательному репортеру, который представит дело так, будто конгрессмен предал интересы своего электората и поставил под удар безопасность своей страны в интересах иностранной державы? Что, если об этих контактах напишет в одном из ведущих национальных изданий известный журналист, дружественно настроенный по отношению к администрации Обамы?

Чтобы подкрепить свои доводы в пользу иранского соглашения, администрация Обамы назвала американское произраильское сообщество «агентом Израиля». Нечто подобное было предпринято в отношении Трампа и России — в итоге каждый русский при деньгах становился агентом. Раньше посла Израиля боялись как чумы, теперь посол РФ стал «поцелуем смерти» — звонок ему стоил Флинну карьеры в Белом доме, а для генерального прокурора Джеффа Сешнса встреча с ним повлекла крупные неприятности.

Были ли в действительности у Трампа отношения с чиновниками ФСБ? Благодаря слухам, пущенным администрацией, факты не имеют значения; подобные контакты более не являются необходимым условием для организации слежки, плоды которой можно затем передать в прессу и направить против оппонентов. Все олигархи, проживающие в башне Трампа, знакомы с Путиным, следовательно, контакты с ними равносильны связям с российским государством.

И все же есть одно принципиальное отличие между этими двумя операциями, которые использовали аппарат внешней разведки в политических целях. Кампания в поддержку иранского соглашения проходила в то время, когда Обама находился у власти. Кампания же, нанесшая удар Трампу с помощью мифа о России, проводилась к концу президентского срока Обамы.

Доступ к секретной информации, собранной разведкой во время обсуждения иранского соглашения, получил лишь крайне узкий круг в администрации президента. Информация попала в руки немногих высокопрофессиональных репортеров, таких как авторы статьи в Wall Street Journal, которые показали, как администрация вела слежку за конгрессом. Конгрессмены и их помощники, разумеется, это заметили, равно как и еврейские организации, находившиеся под наблюдением. Однако кампания в основном проводилась sotto voce, втихаря, путем распускания слухов и утечек, которые давали понять, какая участь ожидает оппозиционеров.

Именно кампания по обличению связей Трампа с РФ пролила свет на прошлый инцидент злоупотребления внешней разведкой. Как сообщает мартовский выпуск New York Times, администрация передала разведданные о членах переходной команды Трампа во все государственные структуры, предварительно поменяв правила, регламентирующие распространение перехваченных переговоров. Как объяснили сотрудники администрации и дружественные журналисты, информация была распространена столь широко с целью «сохранить ее», где «сохранить» — это эвфемизм, означающий «позволить ей просочиться». Команда Обамы, кажется, не поняла, что, распространяя эти материалы, она подвергает себя риску, оставляет след, который может привести к разоблачению систематического злоупотребления данными внешней разведки.

Оригинал публикации: Did the Obama Administration’s Abuse of Foreign-Intelligence Collection Start Before Trump?

Поделиться

Евреи Трампа

Евреи из окружения Трампа имеют, кажется, практически безграничное доверие к личным качествам своего шефа. Трамп, которого они знают, решительный, серьезный, терпимый и благородный, при этом их впечатления основываются на годах и даже десятилетиях личного общения с ним. Они верят в Трампа самого по себе, вне зависимости от его идеологии, и это помогает понять, почему этот застройщик, вызывающий такое сильное и безоговорочное отторжение у десятков миллионов американцев, так притягивает десятки миллионов других граждан Соединенных Штатов.

Израильское эхо американских выборов

В интервью СМИ раввин был максимально серьезен: пророчества ему посылают по субботам. Ночью, после традиционной трапезы, Акоэн увидел во сне незнакомого человека со странной прической. Оказалось, что это Дональд Трамп. Рони Акоэн был настолько уверен в точности предсказаний, что даже изменил своей привычке не покидать пределы Израиля.