«Президент США не определяет характер американо‑​израильских отношений»

26 мая 2016
Поделиться

Президентская гонка в США выходит на финишную прямую. В июле на общенациональных съездах делегаты от Республиканской и Демократической партий официально выдвинут своих кандидатов на пост главы государства. Отношениям с Израилем традиционно отводится особое место в предвыборных программах претендентов от обеих партий. Почему израильский аспект играет такую важную роль в американской избирательной кампании? Чья кандидатура наиболее предпочтительна для Израиля? Как может измениться внешняя политика Соединенных Штатов на Ближнем Востоке в зависимости от результатов предстоящих выборов? В чем причина напряженности в отношениях между правительством Биньямина Нетаньяху и администрацией Барака Обамы? Эти и другие вопросы обсуждают специалист по американо‑израильским отношениям, экс‑представитель израильского МИДа в конгрессе США Йорам Этингер, президент вашингтонского Института Израиля профессор Итамар Рабинович, вице‑президент Международного научного центра имени Вудро Вильсона, в прошлом советник госсекретаря США и спецпредставитель американской администрации на палестино‑израильских переговорах Аарон Дэвид Миллер и бывший посол Израиля в США, депутат кнессета от партии «Кулану» Михаэль Орен.

Барельеф с изображением Моисея со скрижалями Завета. Здание конгресса США

Барельеф с изображением Моисея со скрижалями Завета. Здание конгресса США

Йорам Этингер

Чтобы понять, почему вопросу отношений с Израилем уделяется такое внимание в президентской кампании в США, следует обратиться к истории становления американского общества. В основе правовой системы Соединенных Штатов, да и вообще представлений американцев о свободе, лежат идеи праздника Песах. Первые поселенцы в XVII веке прибыли в Новый Свет из Британии, которая была для них тем же, чем Египет был для евреев. Они бежали из‑под власти английского короля, этакого «фараона», пересекли океан, чтобы попасть на свою Землю обетованную. И если вы внимательно изучите карту США, то найдете тысячи населенных пунктов с библейскими названиями. В Америке только Иерусалимов 18 штук! Даже сегодня на самом видном месте в здании Конгресса США, среди 23 выдающихся законодателей в истории человечества, можно увидеть барельеф с Моше‑рабейну. Он расположен в самом центре композиции и изображает нашего пророка в анфас, тогда как все остальные словно повернуты к нему. Более того, над входом в здание Верховного суда США установлена скульптура, изображающая Моше со скрижалями Завета. Американцы не видят в этих символах вмешательства религии в дела государства. Дело в том, что в Америке существует понятие «светской религии», основу которой составляет иудео‑христианская культура, то есть, по сути, Танах.

Американская политическая система принципиально отличается от любой другой и во многом базируется на принципах, заложенных в Библии. Стержень этой системы, ее ядро — это избиратель. Не президент, не сенатор, не конгрессмен, не губернатор, а именно избиратель. В США каждые два года проводятся выборы, и при такой частоте избирательных кампаний политик вынужден все время жить чаяниями и настроениями своих избирателей. А настроения в американском обществе в основном произраильские. И это никак не связано ни с Холокостом, ни с достижениями Израиля в области медицины или технологий, ни с еврейскими лоббистами в США. Истоки симпатии американцев к Израилю — в истории, традициях и культуре Америки, в том первом корабле, который несколько столетий назад приплыл к ее берегам из Старого Света.

До 1980‑х годов считалось, что демократы в США больше поддерживают Израиль, чем республиканцы. Затем ситуация начала меняться, и сейчас все обстоит ровно наоборот, но к политике Израиля это не имеет никакого отношения. Сегодня Демократическая партия США придерживается более левых взглядов, ее больше заботят проблемы стран третьего мира, тогда как республиканцы остались на своих прежних позициях — правоцентристских. Центристы в Америке традиционно отстаивают ценности той самой иудео‑христианской культуры, они, так сказать, ближе к корням. Демократы же, отклонившись «влево», отдалились от этих ценностей, и в результате поддержка Израиля с их стороны ослабла.

Изначально среди кандидатов от республиканцев наиболее дружественным Израилю был Тед Круз. Он хорошо разбирается в теме, его окружение, кстати, совсем не еврейское, тоже симпатизирует Израилю. Дональд Трамп также многие годы вращался в произраильских кругах, жертвовал деньги израильским организациям. В конце концов, его дочь замужем за евреем из соблюдающей семьи… Но, слушая Трампа, понимаешь, что этот человек не разбирается ни в чем, включая израильскую и ближневосточную проблематику. Важно и то, что Трамп намерен сосредоточиться на внутренних проблемах Америки, отдав внешнюю политику целиком на откуп людям из Госдепартамента и структур, связанных с национальной безопасностью. А для Израиля такой сценарий не очень выгоден, поскольку сотрудники этих ведомств, как правило, занимают далеко не произраильские позиции.

Со дня основания еврейского государства все президенты США, включая нынешнего, оказывали давление на Израиль. Кто‑то делал это в менее жесткой форме, кто‑то в более жесткой — дело доходило до эмбарго, бойкотов, иногда между лидерами двух стран месяцами не было телефонных контактов. Однако, несмотря ни на что, наши страны продолжали сотрудничать, и сегодня масштабы этого сотрудничества и партнерства не просто достигли своего пика, но превзошли самые оптимистичные ожидания. Никто и предположить не мог, что США и Израиль вместе станут мировыми лидерами в области разработки и производства спутников, что Израиль превратится в ведущую лабораторию американского военпрома… И таких примеров можно привести множество. Надо понимать, что при всей важности фигуры американского президента не он определяет характер взаимоотношений между Соединенными Штатами и Израилем. Президент — это не вся американская власть, а лишь ее треть. И для израильской стороны гораздо важнее, кто будет заседать в конгрессе, чем кто займет место в Белом доме.

 

Итамар Рабинович

Вопросу отношений с Израилем всегда отводится важное место в американских избирательных кампаниях. Еврейская община США — важный политический игрок, в первую очередь с точки зрения голосов избирателей. Среди населения таких крупных городов, как Нью‑Йорк, Чикаго, Лос‑Анджелес, Филадельфия, высок процент евреев; в некоторых местах, например в районе Нью‑Йорка, евреи‑ортодоксы вообще голосуют единым блоком. Кроме того, многие представители общины спонсируют избирательные кампании кандидатов.

В заявлениях участников нынешней президентской гонки мы слышим в основном привычные тезисы о дружбе между нашими странами и симпатии к Израилю, но есть два кандидата, чьи голоса выбиваются из общего хора. Речь идет о Берни Сандерсе и Дональде Трампе. Сандерс весьма критически настроен по отношению к Израилю, вернее, он поддерживает Израиль, но критикует израильское правительство и его политический курс. Трамп же вообще очень противоречив. С одной стороны, он время от времени выступает с традиционными произраильскими лозунгами, напоминает о своих еврейских родственниках, участвует в Нью‑Йорке в параде по случаю Дня независимости Израиля. Вместе с тем он недвусмысленно дал понять, что намерен соблюдать «нейтралитет» в палестино‑израильском конфликте, а в случае победы на выборах собирается выступить посредником между Израилем и Палестиной и добиться подписания мирного соглашения.

Как может измениться внешняя политика США на Ближнем Востоке с избранием нового президента? Хиллари Клинтон хорошо разбирается в проблемах региона и однозначно станет добиваться урегулирования палестино‑израильского конфликта. Она будет готова вступить в конфронтацию с Нетаньяху, если он останется премьером. В целом Хиллари, скорее всего, продолжит политику, которую она проводила, будучи госсекретарем в администрации Обамы. Что касается Дональда Трампа, то он абсолютно непредсказуем. Его высказывания касательно внешней политики не имеют никакого отношения к реальности. Он сказал, например, что собирается сократить финансирование НАТО, а также пересмотреть соглашения с Японией и Южной Кореей и позволить им самим создавать ядерное оружие, не полагаясь на поддержку и защиту со стороны Вашингтона. Подобные заявления приводят в ужас экспертов в области американской внешней политики. Что ждет Ближний Восток, если Трампа изберут президентом, как он будет себя вести, какой внешнеполитический курс выберет — ответов на эти вопросы не знает никто.

Для правого израильского правительства наиболее «удобной» кандидатурой на пост президента США был бы Тед Круз. Он как евангелист выступал с произраильских позиций, не раз резко высказывался в адрес палестинцев. Полная противоположность ему — Берни Сандерс. Думаю, что в случае своего избрания Сандерс оказывал бы давление на Израиль, требуя подписать соглашение с палестинцами, и в целом мог бы внести серьезные изменения во внешнюю политику Соединенных Штатов.

Разрыв между предвыборными обещаниями кандидата и реальными шагами избранного президента всегда неизбежен. Но дело не в том, что во время избирательной кампании можно говорить одно, а, сидя в Овальном кабинете, делать другое. Когда Джеральд Форд был еще лидером республиканцев в палате представителей, а Ицхак Рабин — послом Израиля в США, они часто встречались и обсуждали в том числе необходимость переноса американского посольства в Иерусалим. После отставки Никсона Форд занял пост президента, Рабин в то же время стал главой израильского правительства. Встретившись с Фордом уже в новом качестве, он снова завел разговор о посольстве. «Давай сделаем это сейчас», — предложил он Форду. Тот ответил: «Господин премьер‑министр, из Белого дома многое видится иначе, чем с Капитолийского холма». Это знаменитое высказывание Форда применимо ко всем американским президентам.

Я очень надеюсь, что в этот раз израильское руководство не станет принимать ничью сторону. В 2012 году (тогда Биньямин Нетаньяху открыто поддержал кандидата от Республиканской партии Митта Ромни. — Ред.) это было большой ошибкой. Для Америки Израиль многие годы представлял собой то, что на английском называется bipartisan issue — нечто, что пользуется поддержкой обеих конкурирующих партий. В результате политики, проводимой Биньямином Нетаньяху, мы все больше сближаемся с республиканцами и все больше отдаляемся от демократов, в особенности от их либерального крыла. На мой взгляд, это опасная тенденция, и нужно пытаться восстановить положение дел, при котором позиции двух партий по израильскому вопросу будут совпадать.

 

Карикатура Брайанта Арнольда. Опубликована 22 февраля 2016 года на сайте cartoonaday.com

Карикатура Брайанта Арнольда. Опубликована 22 февраля 2016 года на сайте cartoonaday.com

Аарон Дэвид Миллер

Почти все кандидаты, будь то демократы или республиканцы, уже пообещали сразу после своего избрания пригласить Биньямина Нетаньяху в Вашингтон. Для предвыборной гонки такого рода заявления обычное дело. Необычно сейчас другое. В период президентства Барака Обамы американо‑израильские отношения, точнее, отношения между лидером США и премьер‑министром Израиля были крайне неэффективными. Поэтому сейчас каждый из кандидатов говорит о том, что при нем все будет иначе, и обещает Израилю стропроцентную поддержку. Исключение составляет разве что Берни Сандерс, но он вряд ли будет претендовать на президентское кресло.

Я полагаю, что, если будущему президенту США — кто бы это ни был — представится возможность содействовать подписанию палестино‑израильского соглашения, он пойдет на это, даже если в ходе своей избирательной кампании заявлял другое. Израильтяне и палестинцы нуждаются в помощи американцев, без нее мирное соглашение не может быть достигнуто. И если Израиль и Палестина будут готовы договориться о «двух государствах для двух народов», то лично мне все равно, при посредничестве какого президента это произойдет.

Во время прошлой предвыборной кампании в США Биньямин Нетаньяху открыто поддержал республиканского кандидата. Я надеюсь, что на этот раз, наученный опытом, он не станет заявлять о своих личных предпочтениях. По моему мнению, Израиль не должен занимать чью‑либо позицию на президентских выборах в Соединенных Штатах, чтобы не навредить и без того довольно натянутым отношениям двух стран.

 

Михаэль Орен

Главная причина напряженности в отношениях между руководством Израиля и действующей администрацией США — в столкновении двух мировоззрений. У Биньямина Нетаньяху и Барака Обамы принципиально разное видение ситуации в регионе. Они не могут достигнуть согласия по многим важным вопросам, хотя, на мой взгляд, уважают друг друга. Демократы в Америке сегодня крайне осторожны и нерешительны в вопросах применения силы, они выступают с жесткой критикой по поводу продолжающегося строительства поселений и так далее.

С моей точки зрения, Нетаньяху в состоянии выстроить отношения с каждым из претендентов на пост президента. Он хорошо знает платформу Республиканской партии, а с Хиллари Клинтон лично знаком более двадцати лет. Вообще же Израиль — как его правые силы, так и левые, — заинтересован в том, чтобы Америка оставалась сплоченной, сильной, уверенной в себе державой, чтобы она сохраняла за собой позиции мирового лидера. И очень важно не допустить дальнейшего охлаждения отношений между нашими странами. Для этого израильскому руководству необходимо искать компромисс с представителями всех лагерей внутри американских политических партий, включая наиболее прогрессивное либеральное крыло Демократической партии. Что касается вопроса мирного урегулирования, Израилю и Соединенным Штатам следует взять инициативу в свои руки и предпринимать совместные действия, направленные на построение мира, не дожидаясь Махмуда Аббаса.

Поделиться

ynet: Мода на кашрут

Большинство владельцев заведений руководствуются чисто экономическими расчетами: анализ рынка часто приводит в выводу, что увеличение доходов за счет харедим, религиозных евреев и традиционной публики превысит убытки от закрытия на шабат. Работа в выходные дни оплачивается из расчета 150% от ставки, что также играет немаловажную роль в решении не работать по выходным.

Встречайте Эстер Хайют, звезду эстрады и главу Верховного суда Израиля

Когда она заявила о своем намерении оставить музыку, чтобы изучать право, ее друзья были ошеломлены, но лишь немногие выразили удивление, когда она зарекомендовала себя высококвалифицированным и добросовестным адвокатом. Скоро она стала одной из самых уважаемых судей Верховного суда; длинные тексты ее постановлений отличались эрудицией и изобиловали цитатами любимых израильских поэтов. Своей преданностью защите интересов малоимущих она завоевала восхищение в прогрессивных кругах. Но в нескольких случаях, касавшихся национальной безопасности, она решительно поддерживала своих консервативных коллег.

В тарелке у премьер‑министра

Журналист‑расследователь газеты «Едиот ахаронот» Мордехай Гилат вселял страх в сердца госчиновников. Рассказывают, что самый короткий его разговор с неким политиком звучал так: «Алло, это Моти Гилат...» — «Я все понял, Моти, завтра объявлю о своей отставке». В отношении Биньямина и Сары Нетаньяху журналист выдвинул достаточно серьезное обвинение — супруги использовали государственные деньги для оплаты услуг строительного подрядчика Авнера Амеди. Юридический советник правительства Эльяким Рубинштейн закрыл дело за пресловутой нехваткой улик, после чего чету Нетаньяху вызвал в суд сам Авнер Амеди.