Еще посмотрим

Коллекция Алисии Копловиц: от Сурбарана до Ротко

Алексей Мокроусов 16 июня 2017
Поделиться

Коллекция Алисии Копловиц: от Cурбарана до Ротко

Париж, Музей Жакмарт‑Андре, до 10.7

Коллекция испанской бизнес‑вумен Алисии Копловиц интересна хотя бы биографией владелицы — Алисия родилась в Мадриде в семье еврейского бизнесмена из Верхней Силезии (Германия), который обосновался в Испании в начале Второй мировой. После войны он женился на кубинской аристократке Эстер Ромеро де Хосеу и Арментерос, от которой двум его дочерям досталось немало именитых титулов. Так, старшая сестра Эстер получила титул маркизы де Каса Пеньяльвер, а младшая Алисия — титулы маркизы де Бельявиста и маркизы дель Реаль Сокорро.

Марк Ротко. #6. 1954.

Семейное богатство связано со строительным бизнесом, благодаря ему удалось собрать большую коллекцию искусства — официально она называется Alicia Koplowitz — Grupo Omega Capital (это одна из крупнейших испанских компаний сегодня). По широте охвата собрание явно достойно отдельного музея. В Париже показывают 52 произведения, в том числе скульптуры, начиная с античности и до Джакометти, Луиз Буржуа и Жермен Ришье, а также живопись — от Тьеполо, Каналетто, Гварди и Гойи до Тулуз‑Лотрека, Модильяни, Шиле и де Сталя. Особое место занимает испанское искусство, включая творчество не только мастеров Возрождения Луиса де Моралеса и Хуана Пантохи де ла Круса, но и классика ХХ века Антони Тапиеса и современного каталонского художника Мигеля Барсело. Представлены и мэтры послевоенного времени, включая Марка Ротко и Люсьена Фрейда (о нем см.: А. Мокроусов. Тело как улика).

 

Отоваренная мечта

Нижний Новгород, Арсенал, до 2.7

Дмитрий Бальтерманц. В обувном магазине. Москва. 1954

Центр современного искусства в Нижнем показывает проект Московского Дома фотографии об отношениях дефицита и рекламы в России и СССР. Отправная точка выставки, объединившей фотографии, плакаты и предметы советского быта, — конец 1910‑х, финал — середина 1990‑х. Благосостояние советских людей все это время, как известно, неуклонно росло, только заметить этот процесс можно было в основном по рекламе — черной икры и шампанского, пылесосов и автомобилей. Самым трогательным остается призыв летать самолетами Аэрофлота в отсутствие любой другой авиакомпании в стране, а также умение советских массмедиа не задумываться над параллельной экономикой, не замечать ночных очередей с перекличками и пустых прилавков. Об атмосфере, царившей на страницах журналов, напоминают снимки Семена Мишина‑Моргенштерна «Меховой отдел» (1950‑е), Роберта (Иосифа‑Рафаила) Диамента «Перед витриной» (1954), Льва Бородулина «Все для народа!» (1960‑е, все из собрания МАММ/МДФ) и Дмитрия Бальтерманца «В обувном магазине» (Москва, 1954, частное собрание). Среди других фотографов, представленных на выставке, — Александр Родченко и Аркадий Шайхет, Борис Игнатович и Александр Абаза, Виктор Ахломов и Всеволод Тарасевич.

 

Поделиться

Эдуард Штейнберг. Ретроспектива

Ретроспектива, организованная тремя парижскими галереями объединяет работы всех периодов творчества Эдуарда Штейнберга, от фигуративной живописи 1960‑х годов до поздних опытов геометрической абстракции. Далеко ходить публике не придется — галереи расположены рядом, на rue Mazarine, 19, и rue des Beaux‑Arts, дома 2 и 7/9.

Собрание Клевана: от Пикассо до Ман Рэя

74‑летний Хельмут Клеван известен как галерист, долго работавший в Мюнхене и Вене. В его личном собрании — работы Пикассо и Анри Мишо, Жана Дюбюффе и Джорджо де Кирико. Помимо них на выставке в Нижнем Бельведере показывают коллекцию портретов и автопортретов художников, в том числе работы Людвига Майднера (см.: Еще посмотрим), а также фотографический, нумерованный и подписанный, автопортрет Ман Рэя 1943 года.

Филипп Халсман. Прыжок

Среди прыгавших перед его объективом были Ромен Гари и Марк Шагал, Гароль Ллойд и Бенни Гудман. Показывают едва ли не самый знаменитый снимок Халсмана с Сальвадором Дали — «Дали Атомикус» (1948) с тремя летающими кошками и льющейся водой. Легко вообразить себе атмосферу на съемке, потребовавшей три повтора.