Еще посмотрим

Флорин Штетхаймер: жизнь требовала от нее слишком мало усилий

Алексей Мокроусов 8 сентября 2017
Поделиться

Флорин Штетхаймер

Нью‑Йорк, Еврейский музей, до 24.9

Это первая за 20 с лишним лет ретроспектива Флорин Штетхаймер (1871–1944), поэта и художницы. Она могла бы стать одной из важнейших фигур американского модерна, если бы не злая шутка, которую с ее художественной карьерой сыграло, видимо, богатство отца. Наследница состоятельной еврейской семьи из Рочестера, Флорин много занималась самообразованием, никогда не работала, подолгу путешествуя между Нью‑Йорком и Европой, и этот расслабленный способ существования не мог не сказаться на энергии творчества — жизнь требовала от нее слишком мало усилий, потому в итоговом результате оказалось слишком много вторичного. Впечатляет, впрочем, уже круг ее общения — от Джорджии О’Киф до Гертруды Стайн. На Штетхаймер оказали влияние постимпрессионисты и символисты, но решающим артимпульсом стало посещение «Послеполуденного отдыха фавна» с Нижинским в июне 1912 года. Встречу с «Русским балетом» Дягилева можно рассматривать как главное событие в жизни Штетхаймер‑зрительницы. Она и сама увлекалась театром — в Нью‑Йорке показывают ее эскизы декораций и костюмов, а также киносъемку поставленной при ее участии оперы Вирджила Томсона «Четверо святых в трех актах» (1933).

Автопортрет Флорин Штетхаймер с райскими птицами. 1967.

История одной квартиры

Москва, Международный мемориал, до 17.9

Ставшая популярной книга Анны Десницкой и Александры Литвиной, вышедшая год назад в издательстве «Самокат», рассказывает о ста годах из жизни московской семьи Муромцевых, с первых лет ХХ века до начала нынешнего столетия. Среди сюжетов посвященной книге выставки‑инсталляции — история еврейской эмиграции из СССР 1970‑х годов. Выставку сопровождает большая программа для школьников всех возрастов.

Поделиться

Секретарша Элвиса Пресли

Среди экспонатов — фотографии Элвиса и связанные с ним документы, портреты звезд Голливуда и политиков, с которыми дружила Форшер, например групповой портрет с министром финансов при Эйзенхауэре Айви Бейкер Прист и отельером Конрадом Хилтоном. Впервые показана и семейная реликвия: в 1940 году, перед депортацией в концлагерь, отец ее будущего мужа Мориц Форшер (тот был художником‑декоратором) нарисовал групповой портрет своих близких. Ни один из изображенных на нем персонажей не пережил Холокост. 

Весь Бакст в Санкт-Петербурге

После затяжной депрессии, начавшейся еще до войны, Бакст сделал лишь одну крупную работу для Дягилева — фантастическую «Спящую красавицу». Позже в письме директору Парижской оперы Жаку Руше Бакст ссылается именно на работу над «Спящей красавицей» и пытается увеличить гонорар, исходя из расценок Дягилева; в качестве аргументов выступают ссылки на собственное трудолюбие, а также необходимость кормить большую семью.

Мир Зинаиды Серебряковой

Впечатляющая выставка объединила малоизвестные или впервые показываемые в России работы с шедеврами, которые сделали Серебрякову известной еще до революции. Многие из них показывают в Инженерном корпусе, например «Беление холста», «Жатву» и «Баню». Неудивительно, что в 1917 году художницу выдвинули в Академию художеств, избранию помешала революция.