Трансляция

NBCNews: Евреи и мусульмане Марракеша: история и день сегодняшний

Ярдена Шварц 21 июля 2017
Поделиться

Постороннему наблюдателю все в этом вечере, когда евреи пригласили мусульман в синагогу устроить там вечернюю трапезу в рамадан, должно было показаться странным; мирная встреча представителей двух вер разительно отличалась от религиозных конфликтов, сотрясающих ближневосточный регион.

Но для евреев и мусульман Марракеша это одна из традиций рамадана: сто человек собираются на закате солнца на ифтар — вечернюю трапезу, прерывающую дневной пост в священный месяц мусульман.

Но прежде чем есть, мусульмане должны помолиться. И здесь они помолились перед арон кодеш — нишей, содержащей священные свитки Торы. Мусульмане склонились и встали на колени, восклицая: «Аллах акбар!», «Бог велик!»

Перед ифтаром мусульмане молятся в синагоге Бет‑Эль в Марракеше, склоняясь перед нишей, где хранятся священные свитки Торы. 18 июня 2017

Американскому наблюдателю эта сцена показалась бы из ряда вон выходящей и судьбоносной, но для мусульман и евреев, собравшихся в синагоге Бет‑Эль, она была естественным продолжением отношений, на протяжении двух тысяч лет связывающих эти две общины.

Сегодня еврейское население Марокко насчитывает менее 3000 человек при общем населении страны 35 миллионов; это малая доля прежней, 300‑тысячной еврейской общины страны, которая проживала здесь до образования Государства Израиль в 1948 году. Но даже эта незначительная цифра делает Марокко местом проживания крупнейшей еврейской общины в арабском мире. И в отличие от других арабских стран, которые, по сути, изгнали своих евреев вскоре после образования Израиля, евреев Марокко никто не выгонял из страны, когда Израиль провозгласил декларацию независимости.

Впрочем, в эти годы в Марокко были отдельные случаи насилия по отношению к евреям. К примеру, в июне 1948 года за два дня еврейских погромов погибли 44 человека еще 60 были ранены. И все же нападения на еврейскую общину в Марокко — это цветочки по сравнению с тем, что творилось в других арабских странах. К примеру, в Ираке, Египте, Йемене, Алжире и Ливии одобренная государством антиеврейская деятельность привела к тому, что некогда многочисленные еврейские общины сократились до нуля.

Один из самых печально известных погромов произошел в Ираке еще до образования Государства Израиль, в июне 1941 года, когда более 900 еврейских домов было разрушено и убиты 180 евреев, в том числе женщины и дети. Этот погром получил название «фархуд» (араб. «экспроприация»).

«Евреи Марокко получили дурное предзнаменование, — говорит Роберт Сатлофф, директор Института ближневосточной политики в Вашингтоне, который два года прожил в Марокко, собирая материал для своей книги “Среди праведников: утраченные истории о проникновении Холокоста в арабские земли”».

В то время в Марокко были очень распространены антиеврейские настроения, говорит Сатлофф, но, если сравнивать с положением евреев в других странах с мусульманским большинством, евреи Марокко были еще в относительно благополучной ситуации. «Марокканцы не вешали евреев на фонарных столбах, как в Ираке».

Большинство марокканских евреев покинули страну, по словам Сатлоффа, не потому, что их изгнали, а потому, что они не видели для себя будущего в Марокко. До 1956 года страна находилась под французским и испанским владычеством, и с ростом арабского националистического движения возросла враждебность к евреям, которая и привела к массовой эмиграции марокканских евреев в Израиль, Францию и Канаду. «Это было такое сочетание чувства безнадежности — что в Марокко для нас нет будущего — и осознания того, что теперь у нас есть родина, куда мы можем вернуться», — сказал Сатлофф, имея в виду Израиль.

Но, несмотря на последствия арабизации и антиизраильские настроения, охватившие Марокко полвека назад, сегодня это единственная арабская страна, чей лидер активно защищает свою еврейскую общину, как утверждает Сатлофф.

Андре Азулай — еврей, марокканский журналист и политик, старший советник короля Марокко Мухаммеда VI. Он также служил его отцу, королю Хассану II. Объясняя, почему марокканское государство продолжает защищать свою еврейскую общину, несмотря на антисемитские настроения, охватившие арабский мир после образования Государства Израиль, Азулай говорит: «Мы боремся за это. Но это не только отношение сверху вниз [он имеет в виду покровительство короля еврейской общине] — это также отношения снизу вверх. Иудаизм неотделим от марокканской культуры, идентичности, ментальности марокканского народа».

И действительно, в 2011 году иудаизм был упомянут в конституции государства как одна из разновидностей марокканской идентичности.

Азулай предостерегает от того, чтобы однозначно считать весь мусульманский мир антисемитским. В конце концов, арабы — семитский народ, у евреев и арабов общие корни.

«Здесь евреи не сталкивались с такой трагической ситуацией, которая, к сожалению, сложилась в европейских странах, — сказал он, имея в виду европейский антисемитизм, породивший испанскую инквизицию и Холокост. — В мусульманском мире нет подобных явлений в той же степени, в том же масштабе и с теми же причинами».

И тем не менее Азулай, как и другие, не хочет звучать слишком оптимистично.

«То, что уникально, в то же время очень хрупко», — предупреждает он.

Камаль Хачкар, марокканский мусульманский историк и режиссер, присутствовавший в тот вечер на трапезе ифтар в синагоге, назвал эмиграцию марокканских евреев большой потерей для Марокко, добавив, что важно продолжать долгую историю еврейско‑марокканского сосуществования в этой стране.

Хачкар хорошо понимает, что не все марокканцы согласны с этим. Его фильм «Тингир — Иерусалим, отзвуки из меллы» рассказывает о евреях, которые уехали из Марокко в Израиль. После премьерного показа фильма на Танжерском кинофестивале в 2013 году члены исламистских и леворадикальных партий выразили протест, назвав его сионистской пропагандой. И тем не менее Хачкар получил на том фестивале приз за лучший фильм.

Объясняя, почему в этой стране склонность к единению пересилила тенденцию к разъединению, Хачкар сказал: «Мы в Марокко предпочитаем жить в хорошем государстве. Мы не хотим жить так, как живут в Иране, Ираке или Афганистане».

Те, кто стремится сохранить этот редкий островок мир, не обращают внимания на скептиков и недовольных.

«В конце концов, мы все молимся одному Богу», — сказал Юсеф Сафине, член «Мимуны», мусульманской организации, занимающейся сохранением марокканского еврейского наследия. «Мимуна» организовала совместные трапезы ифтар по всей стране, чтобы возродить многовековую традицию, когда евреи и мусульмане приглашали друг друга на свои религиозные праздники.

«Евреи появились здесь задолго до возникновения ислама», — сказал Сафине, разговаривающий на хорошем иврите. Это 24‑летний марокканец выучил иврит, поскольку вырос рядом с одной из синагог в Марракеше, которая была основана в 1492 году и до сих пор действует.

И действительно, евреи жили в Северной Африке со времен их изгнания из Иерусалима после разрушения Первого храма в 587 году до нашей эры, то есть еще до возникновения христианства и ислама. Вторая волна еврейской миграции в Марокко относится к 1492 году, когда сефарды были изгнаны из Испании и нашли здесь убежище и процветающую еврейскую общину.

Еврейская история Марокко тесно переплетена с историей этой мусульманской арабской страны. В результате этой близости в 1940 году, когда Марокко было под властью Франции, а Париж сдался немцам, король Марокко отказался выполнять распоряжения нацистского режима. Когда нацисты хотели ввести в Марокко антиеврейское законодательство, а затем депортировать местных евреев в концлагеря, король Мухаммед V якобы сказал нацистам: «В Марокко нет евреев. Здесь есть только марокканцы».

Если Франция, чьей колонией было Марокко, сотрудничала с нацистами в деле уничтожения французских евреев, то о марокканском правительстве мы не можем такого сказать: здесь евреев не отправляли в концлагеря, не заставляли их носить желтую звезду или отказываться от своей собственности и гражданства.

На протяжении уже трех лет в тот день, когда проводится трапеза ифтар, волонтеры из «Мимуны» вместе с еврейской общиной распределяют 2500 продуктовых наборов, помогая неимущим мусульманским семьям по всей стране. Эти наборы, каждый из которых включает продукты примерно на неделю, оплачивает Международное содружество христиан и евреев. Содружество, основанное в 1983 году с целью помогать преимущественно евреям Советского Союза, финансируется американскими христианами. Сейчас оно работает в сфере межконфессионального сотрудничества по всему миру, при этом Марокко — единственная арабская страна, где присутствует содружество.

«Тот факт, что марокканский король так толерантно относится к еврейской общине, и тот факт, что молодые мусульмане принимают участие в этих межконфессиональных контактах, убеждают нас в том, что наша помощь здесь имеет смысл», — говорит рабби Йехиэль Экштейн, президент и основатель содружества.

Яэль Экштейн, вице‑президент Международного содружества христиан и евреев, вручает ребенку сумку с едой для рамадана. В синагоге Цалат аль‑азама

Оригинальная публикация: For Jews and Muslims of Morocco, a Supportive Relationship Built on a Complex History

Поделиться