Трансляция

The New York Times: Экспонаты Освенцима отправятся в тур

Джоанна Берендт 2 августа 2017
Поделиться

Больше 72 лет прошло с тех пор, как был освобожден нацистский лагерь смерти Освенцим. В этом году музей Освенцима впервые отправляется в тур по 14 городам Европы и Северной Америки и представит душераздирающие экспонаты тем, кто еще не видел ужасов Холокоста своими глазами.

Проект представляет собой одну из самых амбициозных попыток не только рассказать о Холокосте, но и вызвать ощущение погружения в трагедию у молодого поколения, для которого это событие — уже тающая в прошлом не до конца понятая страница истории. Дом‑музей Анны Франк, Еврейский музей в Берлине, Мемориальный музей Холокоста в США и другие организации всеми силами и разными способами стараются заставить публику, страдающую от синдрома рассеянного внимания, глубоко осмыслить эту трагедию.

Очки, некогда принадлежавшие узнику Освенцима

Новость о том, что Освенцим отправят в тур, немедленно привлекла внимание и вызвала резонанс. Организаторы выставки, в числе которых Государственный музей Аушвиц‑Биркенау, приложили все усилия, чтобы пояснить: да, за посещение передвижной выставки будет взиматься плата, по крайней мере в некоторых городах. Но в то же время сотрудники музея и испанской компании‑партнера заявляют, что наживаться на страданиях миллионов жертв нацизма не входит в их намерения.

Видные еврейские деятели поддержали начинание организаторов показать экспонаты из Освенцима людям, которые по тем ли иным причинам не могут доехать и увидеть их сами. По их словам, проблема входной платы их не очень обеспокоила; организаторы, в свою очередь, пообещали сделать плату невысокой, а вход для студентов бесплатным.

«Если бы мне сказали: “Как же так, они организуют передвижную выставку и собираются заработать на ней миллионы!”, я был бы против, — говорит раввин Марвин Хиер, основатель Центра Симона Визенталя, еврейской правозащитной организации. — Но если они получат некоторую прибыль, в разумных пределах, а в итоге сотни тысяч людей в разных точках земного шара смогут посетить выставку, на мой взгляд, это вполне законно».

Государственный музей Аушвиц‑Биркенау и испанская компания‑организатор «Musealia» 26 июля объявили об организации передвижной выставки. В состав экспозиции войдут предметы из собрания музея, в их числе — лагерные бараки, грузовой вагон, использовавшийся для перевозки заключенных, письма и свидетельства, противогаз, жестяная банка с гранулами газа «Циклон Б» и другие мрачные экспонаты из газовых камер.

Детский носок и ботинок

Как заявили сотрудники, выставка, создававшаяся в течение семи лет, является ответом на подъем антисемитизма в Европе.

«Мы никогда не предпринимали ничего подобного, это первый проект такого масштаба, — говорит Петр Цивиньский, директор музея, созданного на месте комплекса концентрационных лагерей на юге Польши. — Мы обдумывали эту идею в течение долгого времени, но не располагали “ноу‑хау”».

Несмотря на то, что для историков Холокост остается одним из главных направлений исследовательской деятельности, а в школах многих стран он давно включен в учебную программу, знания молодого поколения о концлагерях постепенно тускнеют, добавляет он.

Первым городом, куда направится выставка, стартующая в декабре этого года, станет Мадрид. Планируемая продолжительность тура — семь лет. Точные даты и места проведения выставки будут объявлены примерно через месяц.

Уже недостаточно сидеть в четырех стенах, уставившись на дверь в ожидании посетителей, утверждает Цивиньский, поэтому сотрудники музея приняли решение показать экспозицию более широкой публике.

Обсуждение проекта выставки началось в 2010 году, когда в переговоры с музеем вступила компания «Musealia», главной сферой деятельности которой является организация выставок, в числе которых выставка экспонатов с лайнера «Титаник».

Глава компании Луис Феррейро рассказал, что идея создания выставки посетила его, когда он скорбел по брату, погибшему в возрасте 25 лет. Он обрел утешение в книге пережившего Холокост психиатра Виктора Франкла «Человек в поисках смысла», где автор описывает собственный опыт выживания в концентрационных лагерях, в которых погибли все его близкие: беременная жена, родители и брат.

Эту деревянную шкатулку смастерил в лагере польский узник Бронислав Чех. В 1939 году Чех, лыжник и альпинист, был курьером польского Сопротивления

Вдохновленный описанным в книге опытом духовного выживания, Феррейро решил познакомить с трагедией Холокоста тех, кто не имел возможности посетить музей.

Прошло некоторое время, прежде чем Феррейро удалось завоевать доверие руководства музея Аушвиц‑Биркенау, не ожидавшего получить подобное предложение от компании, не принадлежащей к миру музеев.

Музей поставил следующие условия: должны быть приняты меры по обеспечению безопасности и сохранности экспонатов и соблюдены строгие условия хранения, определенные музеем, включая организацию транспортировки и хранения и использование выставочных залов, оборудованных хорошим освещением и климат‑контролем.

Музей также потребовал, чтобы экспонаты были представлены в историческом контексте, особенно потому, что многие аспекты Второй мировой войны лишь в общих чертах понятны молодым поколениям. Например, некоторые испанцы на вопрос об истории и роли европейских евреев «дали бы, вероятно, удивительные и странные ответы». Выставка покажет посетителям, что в Испании, которая во время войны находилась под управлением диктатора Франсиско Франко, союзника Адольфа Гитлера, не было обширных еврейских общин и потому страна не имеет тесной связи с Холокостом; однако случались достойные исключения: испанский дипломат Анхель Санс Брис спас более 5000 евреев Венгрии от депортации в Освенцим.

«Иными словами, мы хотим показать, что режим Франко, несомненно, поддерживал нацизм, — говорит Ян Роберт ван Пелт, историк и исследователь Холокоста, профессор Университета Уотерлу в Канаде, который принимал участие в подготовке выставки. — Но отдельные испанцы своими действиями меняли ситуацию».

Пряжка к форменному ремню СС

В отношении вопроса о том, этично ли взимать плату за посещение экспозиции из лагеря смерти и получать от этого прибыль, Луис Феррейро отмечает, что организация передвижных выставок, как правило, требует огромных расходов. Затраты на организацию этой выставки, по его заявлению, уже составили более 1,5 миллиона долларов, и нет никаких гарантий того, что выставка окупится.

Музеи, желающие провести выставку, выплатят компании «Musealia» фиксированную плату за транспортировку, монтаж и размещение экспонатов.

«Мы должны получать доход, чтобы компания продолжала существовать», — говорит Феррейро, подчеркивая в то же время, что основные цели экспозиции — просветительские и образовательные.

Музей Аушвиц‑Биркенау будет ежегодно получать установленную сумму на покрытие расходов, связанных с проектом; представители музея и компании «Musealia» отказались назвать точную сумму. Если выставка принесет прибыль, то сумма, предназначенная для музея, будет увеличена, сказал Феррейро.

С помощью экспонатов будет рассказана история Освенцима, от расположения лагерей до их значения как воплощения доведенной до инструментализма ненависти и жестокости. Выставка открывается историей польского города Освенцим, где располагался комплекс немецких концлагерей: перед началом войны евреи составляли 60 процентов населения города. Вслед за этим экспозиция расскажет об истоках нацизма после поражения в Первой мировой войне.

Из 1150 предметов, которые будут представлены в экспозиции, 835 принадлежат Государственному музею Аушвиц‑Биркенау. Остальные предоставлены другими учреждениями, такими как «Яд ва‑Шем» (Израиль), а также выжившими узниками концлагерей и их семьями. Бóльшая часть последних никогда прежде не выставлялась.

Каждый экспонат был отобран для того, чтобы проиллюстрировать историю Холокоста. Ван Пелт рассказал о коричневом одеяле, принадлежавшем Зигфриду Федриду, еврею родом из Вены, заключенному нацистских лагерей в Лодзи и Освенциме. Одеяло предоставлено Музеем Холокоста в Сиэтле под названием «The Holocaust Center for Humanity», куда его передала, в свою очередь, семья Федрида, умершего в 1963 году.

Зигфрид Федрид с семьей. Вена, 1927. Федрид пережил заключение в нацистских лагерях в Лодзи и Освенциме.

Федрид делил одеяло с пятью другими заключенными и, возможно, спас их жизнь во время жестокого зимнего перехода.

Раввин Хиер выражает мнение, что артефакты, связанные с Холокостом, должны быть показаны всему миру для того, чтобы память о тех временах не угасла.

«Сейчас мы переживаем то время, те последние десятилетия, когда еще живы свидетели трагедии, люди, пережившие Холокост, которые могут рассказать об этом, говорит он. — Скоро их уже не останется в живых».

Петр Цивиньский, директор музея Аушвиц‑Биркенау, ожидает, что выставка вызовет интерес и даст пищу для размышлений, а некоторые спонсоры указывают на связи между распространением нацизма и событиями в современном мире. Он говорит о популизме, пропаганде, институционализированной ненависти и международном сообществе, которое, как он считает, временами закрывает глаза на эти социальные явления.

«Память разумная и рефлексивная не ограничивается прошлым, но позволяет адекватно оценивать настоящее и рассудительно мыслить о будущем, — утверждает Цивиньский. — Именно для этого нужна память». 

Оригинальная публикация: Auschwitz Artifacts to Go on Tour, Very Carefull

Поделиться

The New York Times: Карусель: иски по реституции для переживших Холокост в Польше

«На каком основании Польша должна решить, что потомки евреев заслуживают компенсации, в то время как белорусы, поляки, украинцы, немцы, крымские караимы или татары ее не заслуживают?» — вопрошает Ярослав Качиньский, лидер правящей партии. «Разве может Польша повернуть время вспять и компенсировать убытки всем, кто пострадал в этих трагических событиях? Означает ли это, что потомки бедных поляков должны выплачивать потомкам тех, кто тогда был богат? Похоже, что все сводится к этому».

Стивен Спилберг: «Первые цифры, которые я смог разобрать, это была сделанная в Освенциме татуировка»

У нас с сестрами была такая затея перед сном — мы рассказывали друг другу на ночь страшные сказки. Cоревновались, кто придумает финал пострашнее, а потом лежали в постелях и не могли заснуть. Но у сказки есть и огромное преимущество — она способна скрасить жизнь, особенно когда ребенок чувствует себя затравленным и одиноким.