Библиотека : Сефер а-хинух , Суккот

Заповедь о вознесении лулава

16 октября 2016
Поделиться

[Нам заповедано] в первый день праздника Суккот брать в руки “плод дерева ѓадар Ѓадар на святом языке — “великолепие”. Некоторые комментаторы Писания полагают, что ѓадар в данном случае — это характеристика вида, а другие — что наименование. ”, пальмовую ветвь, отростки “густолиственного дерева” и речных верб, как сказано:

 

И возьмите себе в первый день плод дерева ѓадар, листья пальмы, отростки густолиственного дерева, и речных верб, и веселитесь пред Господом, Богом вашим, семь дней.

Ваикра, 23:40

 

[Названия упомянутых в стихе растений] растолковываются Сукка, 35а. [мудрецами следующим образом]: “плод дерева ѓадар” — это цитрон Подробней об этом плоде см. прим. 490 к заповеди 250. (этрог); “листья пальмы” (слово листья — כפות — написано неполно Что не противоречит нормам грамматики святого языка. , без буквы ו (то есть כפת), это служит указанием: несмотря на то что слово стоит во множественном числе, брать следует только один побег, но не два, не три и не более) — это [нераскрывшийся] пальмовый побег (лулав Собственно, лулавом называется только пальмовая ветвь — один из четырех видов растений, которые заповедано “возносить” (то есть помахивать ими) в праздник Суккот. Однако зачастую лулавом обобщенно называют и все четыре растения. Поэтому заповедь традиционно называется “заповедью о вознесении лулава” (мицва нетилат лулав). ), “густолиственное дерево” — это мирт (ѓадас); а “речные вербы” — это распространенные в Стране Израиля плакучие ивы.

 

Разговор о причинах, по которым дана эта заповедь, следует начать с [небольшого] предисловия. Если ты помнишь, сын мой, выше я уже неоднократно писал о том, что действия, совершаемые человеком регулярно, влияют на его личность. То, что он делает на практике, определяет его взгляды, направляет, к добру или к злу, все его помыслы. И потому Бог, желая удостоить Свой избранный народ благ в изобилии, даровал сынам Израиля множество заповедей, чтобы они служили неисчерпаемым источником положительного влияния на наши души в течение всего дня.

Одна из заповедей, данных нам, [главным образом], для того, чтобы помочь очистить помыслы и обратить их к служению Всевышнему, — заповедь о тфилин, которые следует возлагать напротив органов, являющихся в нашем представлении вместилищами разума (я имею в виду сердце и мозг). Все время, [пока человек облачен в тфилин, он старается, чтобы] его помыслы были обращены к добру и [под влиянием исполнения этой заповеди] на протяжении всего дня помнит о том, что все его поступки должны быть честными и справедливыми. И так и поступает.

К той же категории заповедей, [данных, главным образом, для того, чтобы направить наши помыслы в богоугодное русло], относится и повеление [Торы о “вознесении”] лулава и растений трех [других видов]. Дни праздника [Суккот] — время великой радости для сынов Израиля, поскольку они выпадают на сезон сбора плодов, когда урожай полей и садов стекается в закрома. Это наполняет сердца людей особой радостью. Недаром одно из названий этого праздника — “Праздник сбора [урожая]” (Хаг ѓа‑асиф). Господь заповедал сынам Израиля устраивать в эту пору праздник во имя Его. Так они удостаиваются того, что главной причиной радостного [возбуждения, и без того неизбежно охватывающего людей в дни сбора урожая], становится служение Всевышнему.

Поскольку радости [свойственно] пробуждать в человеке плотское начало и желание на время забыть о долге богобоязненности, Всевышний заповедал нам в час [радости сбора урожая] брать в руки определенные предметы, напоминающие о том, что вся испытываемая нами радость [должна быть не чем иным, как еще одной] формой служения Ему и прославления Его Имени. Господь пожелал, чтобы для такого напоминания брались предметы, [вид которых] пробуждает в сердце человека радость, как пробуждает ее общая атмосфера дня, [в который заповедано исполнять эту заповедь, — дня в разгар сбора урожая]. “Справедливы все изречения уст Его; нет в них нечестного и извращенного” Мишлей, 8:8. Цитата несколько искажена. В оригинале речь ведется от первого лица: “Справедливы все изречения уст Моих”.  — четыре выбранных им вида растений, в силу естественных причин, радуют глаз любого, кто их видит. Есть и еще одна причина, по которой [для исполнения заповеди] выбраны растения именно этих четырех видов: они [по форме] напоминают важнейшие органы человеческого организма Мидраш Ваикра раба, 30. .

Этрог похож на вместилище разума — сердце, и [то, что его берут для исполнения заповеди], призвано напомнить нам об обязанности поставить на службу Всевышнему свой интеллект. Лулав напоминает позвоночник, основа [двигательной системы] тела, и [то, что его берут для исполнения заповеди], — намек: следует использовать для служения Творцу каждую часть своего тела.

Листья мирта (ѓадас) имеют форму глаза, и [ветви этого дерева берут для исполнения заповеди], чтобы сказать нам: “да не будете вы влекомы [сердцем вашим и] глазами вашими” — [особенно] в день, когда сердце преисполнено [располагающей, как уже было сказано, к некоторому легкомыслию] радости.

Листья ивы (арава) выглядят как губы, с помощью которых человек произносит вслух то, что хочет сказать. И [ветви этого дерева берут для исполнения заповеди], дабы мы не забывали, что и в час веселья надлежит из богобоязненности обуздывать свои уста, думать, прежде чем говорить.

То, что вне пределов Храма эту заповедь [по закону Торы предписано] исполнять только в первый день праздника Суккот А не всю праздничную неделю. , связано с тем, что радость, царящая в этот день, гораздо больше, [чем в следующие дни праздника]. Если ты спросишь: “А как же Шмини ацерет, праздник, когда сыны Израиля преисполняются великой радости? Почему не возносят [лулав] в этот день?” — то ответ будет таким: этот день весь, целиком, — посвящение Всевышнему Так что в этот праздник нет нужды в особых заповедях, которые напоминали бы нам о том, что радость этого дня (как и всех прочих дней) должна быть радостью служения Всевышнему. , как объясняют Мидраш Бемидбар раба, 21:24. мудрецы с помощью притчи о царе, устроившем трапезу [для всех своих подданных. Пиршество продолжалось семь дней. А на восьмой все разошлись, остался только самый приближенный к царю человек, которого тот специально попросил задержаться, чтобы они могли попировать вдвоем и никто не мог помешать им и отвлечь от общения друг с другом Царь в этой притче — это Всевышний, приближенный — народ Израиля, а прочие подданные — народы мира, от имени которых на протяжении всего праздника Суккот, как уже упоминалось, приносились жертвоприношения. ]. Как сказано там, в конце: “Мне трудно с вами расстаться” ’Насколько это. Царь собрал сыновей на пир на определенное количество дней. Когда пришло время расставаться, он сказал: “Дети мои! Прошу вас, задержитесь у меня еще на один день. Мне трудно с вами расстаться””.’]. Это объясняет и название праздника — Ацерет Слово является производным от корня עצר — “удерживать” — и означает: “Я задержал вас у Себя (еще на один день)”. , и причину, в силу которой в день этого праздника нет нужды в дополнительных напоминаниях [о том, что радость должна быть связана со служением Всевышнему]. В [первый] день Песаха также нет нужды в вознесении лулава, ибо [напоминанием о том, чем должна быть преисполнена радость праздника], служат маца, горькие травы (марор) и собственно пасхальная жертва (корбан Песах). Кроме того, радость в праздник Песах не столь велика, как в Праздник сбора урожая (Хаг ѓа‑асиф). Что касается праздника Шавуот, то в этот день также нет нужды в дополнительном напоминании, ибо весь он посвящен дарованию Торы и нет ничего, что напоминало бы нам об обязанности следовать путями праведности в большей мере, [чем память о даровании Торы].

Таким представляется мне очевидный смысл [этого предписания]. Но я не сомневаюсь, что знатокам каббалы ведомы чудесные тайны, скрывающиеся за предписанием возносить лулав и растения трех других видов.

 

Ѓалахические вопросы, связанные с исполнением этой заповеди: как объясняют мудрецы Менахот, 27а. , [вознесение] растений всех четырех видов — единая заповедь, которую невозможно исполнить, если не хватает хотя бы одного вида. Однако если все четыре вида растений имеются в распоряжении человека, то он [в полной мере] исполняет заповедь и в том случае, если возносит их поочередно. Как постановлено [авторами комментария Тосафот к Талмуду Там же. ]: [растения, составляющие] лулав, не обязательно должны быть объединены в связку [во время исполнения заповеди об их вознесении].

Для исполнения заповеди берут один побег пальмы (лулав), один цитрон (этрог), две ветви ивы (арава) и три пригодные [для исполнения заповеди] ветви мирта (ѓадас). [“Пригодными для исполнения заповеди” являются ветви мирта], на которых каждая тройка листьев расположена на одном уровне, как объясняется в Талмуде Сукка, 32б. . И это Такое расположение листьев.  — то, что Писание называет “густолиственностью”.

[Минимальная необходимая] длина лулава — четыре пяди Пядь (тефах) — 8 см. Четыре пяди — 32 см. . А ветвей мирты и ивы — три [зауженные] пяди, что [примерно] равняется [толщине] десяти больших пальцев Большой палец (эцба агудаль) — 2 см. Т. н. полный тефах — это четыре пальца, три полных тефаха — двенадцать пальцев. В данном же случае речь идет о зауженных тфахим, как и указано в тексте. . Минимальный объем этрога, делающий его пригодным для исполнения заповеди, — с яйцо.

Законы этой заповеди [подробно разбирают] требования, предъявляемые к побегу пальмы (лулав), цитрону (этрог), ветвям мирта (ѓадас) и ивы (арава), и несоответствие которым делает их непригодными для исполнения заповеди См. Сукка, 29а–34б. . Каким образом компаньоны, купившие этрог в складчину, или братья, приобретшие этрог на унаследованные, но не поделенные [отцовские] средства, могут использовать его для исполнения заповеди? Если [растения] для того и были приобретены, чтобы исполнить заповедь, то каждый из совладельцев может сделать это, не испрашивая согласия других на [временное их] приобретение в полную собственность. Так постановляют и наши законоучители, храни их Господь.

Закон определяет, в каких направлениях совершается вознесение лулава: вверх‑вниз и назад‑вперед См. там же, 38а. . (Эти движения призваны напоминать человеку в час праздничной радости о том, что весь мир, от края до края, и все наполняющее его, сверху донизу, принадлежит Всевышнему.)

Эти и прочие подробности [законов исполнения данной] заповеди рассматриваются в трактате Сукка.

 

Эта заповедь в силе повсеместно, во все времена и распространяется на мужчин, но не на женщин.

Тот, кто нарушил эту заповедь и в первый день праздника Суккот (если только тот не пришелся на субботу) не вознес растения четырех видов, пренебрег предписывающей заповедью. [В первый день —] где бы он ни находился. А те, кто [в дни праздника Суккот оказывается] в Храме, обязаны исполнять эту заповедь на протяжении всех семи дней праздника (а в первый его день — даже если он пришелся на субботу). [И если он не делает этого — также пренебрегает предписывающей заповедью.]

Поделиться

«Объятия» в шалаше

Что делает еврей в сукке – праздничном шалаше? Только ли ест, пьет, отдыхает, а также учит Тору, молится?.. Нет, все его действия – даже самые обыкновенные – в сукке получают новое, необычное значение: исполнение заповеди «жить в шалаше». А самое главное, что во всем этом выражается безграничная любовь Всевышнего к Своему народу.

Этрог и пракес

Каждый праздник требует своих кулинарных акцентов — но необязательно строгого меню. Если на Рош а-Шана положено подавать яблоки с медом, рыбью голову (чтобы быть в голове, а не в хвосте жизни) и морковные колечки в цимесе, на Хануку принято готовить жареные пончики суфганийот и латкес, напоминающие о чуде ханукального масла, а на Пурим — печь оменташн или озней Аман («уши Амана»), то к Суккоту особых кулинарных привязок нет. Разве только одна: в Суккот едят плоды нового урожая, ну и, конечно, блюда из них.