Уроки Торы I

Уроки Торы I. Цав

Менахем-Мендл Шнеерсон 2 апреля 2016
Поделиться

В продолжение темы прошлой беседы Ребе эта исследует аналогию между святилищем, построенным евреями в пустыне, и святилищем, существующим в душе каждого еврея. Здесь упоминается неугасающий огонь, который должен был постоянно поддерживаться на внешнем алтаре. В чем его значение? От чего он защищает? Ребе отвечает на эти вопросы.

НЕУГАСАЮЩИЙ ОГОНЬ

«Огонь должен постоянно гореть на жертвеннике и не гаснуть» (Ваикра, 6:6). Иерусалимский Талмуд в комментарии на этот стих говорит: «постоянно — значит, даже в Субботу; постоянно — значит, даже когда человек нечист» (Йома, 4:6).

Как уже упоминалось, каждая деталь физического святилища имеет аналог в душе еврея.

Его сердце — алтарь. И двум алтарям святилища (внешнему и внутреннему) соответствуют два уровня сердца — внешняя индивидуальность и самая сердцевина (Ликутей Тора, Дварим, 78г).

Неугасающий огонь должен был гореть на внешнем алтаре. Для еврея это означает, что огонь его любви к Б‑гу должен быть видимым, открытым и явным. Это не частное имущество, чтобы хранить его подальше (в подсознании). Он открыто должен показывать свое отношение к миру.

УДАЛИВШИЙСЯ И УДАЛЕННЫЙ

Основная цель Суббты заключается в отдыхе, когда человек уходит от реалий будничного мира. Ежедневная работа запрещена. Но Суббота не просто день недели. Это состояние души. В пределах души это способ мышления и постижения. О его связи с Субботой мы читаем в стихе: «И назовешь Субботу блаженством» (Йешаяу, 58:13). Ощущение Б‑га в Субботу усиливается, отношение к Нему более искренно. Вследствие этого разум отчуждается от светского и земного.

Но достичь подобного уровня — значит испытать соблазн. Кто‑то подумает, что, так сильно ощущая присутствие Б‑га, он преодолел страстное желание предаться безмятежному созерцанию. Разум демонстрирует свое превосходство над эмоциями. Он говорит себе, что не нуждается в огне любви. Именно ему адресованы слова Талмуда о том, что огонь «не должен гаснуть, даже в Субботу».

Но существует и другая крайность: человек может отдалиться от Б‑га настолько, что больше не чувствует никакой с Ним связи. Тогда Талмуд ему говорит: «он не должен гаснуть, даже когда человек нечист». Ведь огонь не гаснет. В глубине души всегда горит хотя бы искра. Она может превратиться в пламя. И если огонек поддерживать жаром любви, он будет гореть постоянно. Межиричский магид полагал, что фразу «И не должен гаснуть» следует читать «Он устранит “нет”. Огонь любви уничтожит все отрицательное. Он уведет человека с распутья, на котором тот стоит в раздумье, говоря “нет”».

ХОЛОД

В словах Магида подчеркивается: чтобы уничтожить «нет», огонь должен гореть постоянно. Его надо поддерживать своей постоянной привязанностью к Торе и выполнению заповедей — мицвот. «Однажды» или «время от времени» недостаточно. Огонь потухает, наступает холод, и «нет» оказывается у власти. Это объясняется в заповеди (Шульхан арух а‑Рав, Орах Хаим, 60:4): «Помни, что Амалек сделал тебе в пути, когда выходили вы из Египта: как застал он тебя (корха) в пути…» Амалек — символ «холода» в религиозной жизни. «Корха» означает не только «он встретил тебя», но и «он сделал тебя холодным». Исторически Амалек «перебил у тебя всех ослабевших, что позади тебя, а ты был изнурен и утомлен, и не побоялся он Всесильного» (Дварим, 25:17,18). Амалек, находящийся внутри еврея, стремится сделать то же самое. Он и есть тот голос, который говорит «нет», когда любовь к Б‑гу слабеет и иссякает. Это голос, не боящийся Всевышнего. И каждый день мы обязаны вспоминать об Амалеке, чтобы никогда не давать возможности холоду проникнуть и завладеть нашим сердцем. Это значит, что огонь любви не должен гаснуть никогда.

 

ОГОНЬ СНИЗУ И ОГОНЬ СВЕРХУ

Неугасающий огонь, созданный человеком, был необходимым условием для принятия Небесного огня в святилище. Об этом в Талмуде сказано: «Несмотря на то что огонь приходит с Небес, привлечь этот огонь заповедано человеку» (Йома, 21б). Пробуждение внизу вызвало ответную реакцию Б‑га. Но пришел этот ответ только тогда, когда огонь стал совершенным, без изъяна.

Это разъясняется и в этой, и в следующей недельных главах. Когда освящалось святилище, и все, что в нем, было готово, Моше и Аарон находились там и приносили жертвы. Но Б‑жественное откровение не спускалось. След греха золотого тельца незримо сохранялся. И только на восьмой день, когда постоянно поддерживаемый огонь стал совершенен, след греха был стерт, «нет» уничтожено, «и вышел огонь от
Б‑га» (Ваикра, 9:24) и «явилась Слава Б‑га всему народу» (Йома, 9:23, Раши).

Что это был за огонь с Небес? Почему для его появления требовалось совершенство огня земного?

Человек сотворен Б‑гом, и он не вечен. Существуют границы, которые он не может самостоятельно преодолеть. Его деяния ограничены временем. Чтобы они стали вечными, необходимо вмешательство Б‑жественного.

Поэтому в течение семи дней освящения мишкан ежедневно строился и вновь разбирался. Будучи творением рук человека, он не мог стоять долго. На восьмой день спустилась Слава Б‑га, и только тогда он стал постоянным.

Семь дней были днями недели, измерением земного времени. Восьмой — за пределами человеческого времени. Восемь — число, обозначающее вечность. Следовательно, это был день небесного огня, ставшего ответом Бесконечного Всевышнего.

ПРЕДЕЛЫ

Поскольку человек не может продвигаться к бесконечности самостоятельно, ее огонь спускается к нему. Но лишь тогда, когда он усовершенствовал свой собственный огонь и достиг пределов своих духовных возможностей. Человек получает ответ Всевышнего не тогда, когда покоряется судьбе и предается отчаянию, а когда достигает границы своих возможностей.

На это нам указывает слово «постоянный» в описании огня. Постоянно то, что бесконечно, потому что оно не ограничено временем. Время, однако, делится на мелкие части: часы, минуты, секунды. И даже непрерывное их повторение оказывается ограниченным измерением. Но, стремясь к совершенству в нашей короткой земной жизни, мы соединяемся с вечностью Б‑га так, что само время становится бесконечным. И сама природа становится сверхъестественной. Наградой за служение Всевышнему становится благословение на успех в естественном мире, выходящем за рамки привычного порядка.

ОГОНЬ В СЛУЖЕНИИ ЧЕЛОВЕКА

Смысл этого заключается в том, что каждый еврей создает святилище для Б‑га. И даже изучая Тору и выполняя заповеди, без неугасимого огня он все же будет лишен Б‑жественного присутствия. Ведь в его служении нет жизни. И след того далекого греха золотого тельца может остаться: «нет» — отголосок холода.

Еврей должен внести жизнь, свое участие и огонь в три основы религиозного существования: изучение Торы, служение Б‑гу и добрые дела (Пиркей Авот, 1:2).

Изучение Торы не должно происходить как простое исполнение обязанности, выполнение минимальных требований. Слова Торы всегда должны быть на устах еврея. И слова эти надо произносить с жаром. В Талмуде (Эрувин, 54а) рассказывается: «Брурия однажды застала ученика учившим Тору вполголоса и сделала ему выговор: “Разве не написано: ”Должна быть во всем, несомненно“, если ты ”ощущаешь“ Тору в двухсот сорока восьми частях своего тела, она ”несомненно“ достигнет цели. В противном случае этого не произойдет”». Другими словами, Тора должна проникать в каждую грань существования еврея до тех пор, пока он не скажет: «Все кости мои будут говорить: “Б‑г! Кто подобен Тебе?” (Теилим, 35:10)».

Служение Б‑гу означает чтение молитвы, и об этом в Пиркей Авот (2:13) сказано: «Когда ты молишься, пусть молитва твоя будет не повинностью, но (искренней просьбой) о милосердии и мольбой, обращенными ко Всевышнему».

Благотворительность включает в себя выполнение заповедей. И делать это опять‑таки надо не просто из добросовестности, но с внутренним теплом, которое открыто проявляет себя в желании выполнять заповеди как можно лучше.

Именно эти действия зажигают огонь. И именно это человеческое тепло приносит в наш мир огонь Небесный. Оно приводит в мир Всевышнего и вовлекает бесконечность в сферу конечного.

Поделиться

Bloomberg: Самый популярный бизнес у ультраортодоксальных израильтянок? — Конечно, хайтек!

Привлечение ультраортодоксов к работе в хайтеке, страдающем от недостатка квалифицированных работников, стало в Израиле задачей государственного уровня: многие государственные структуры вовлечены в это. Единственная сложность в том, что ультраортодоксы ищут такую работу, которая позволяла бы им сохранять свой строго религиозный образ жизни.

Каббалисты XVI–XVII веков. Цфат и Иерусалим

Цадик сказал женщине, что, вернувшись домой, она увидит, что сыну стало хуже. Вскоре после этого владелец местечка устроит большой прием, на который приглашены три знаменитых доктора из города Лемберга. Ей нужно будет попросить всех троих осмотреть ее сына. Осмотрев ее сына, они увидят, как он слаб, и скажут, что надежды на выздоровление нет, — однако она не должна отчаиваться.

Основные направления в учении хасидизма

А в минуту вдохновения, когда увлекают тебя мысли утонченные и возвышенные, обуревают чувства чистейшие, и сердце и ум не в силах вместить их, и дух твой содрогается, и внутренний взор обретает внезапную ясность и прозревает лики и деяния всех поколений, от края до края мира, — разве это не Б‑г твой взывает к тебе?