Уроки Торы I

Уроки Торы I. Бехукотай

Менахем-Мендл Шнеерсон 15 мая 2016
Поделиться

Недельная глава «Бехукотай» начинается со слов: «Если по установлениям Моим будете вы поступать». Беседа Ребе представляет собой комментарий‑размышление по поводу именно этой фразы. Исследуются две важнейшие темы: природа изучения Торы и соотношение между верой и пониманием.

«МОИ УСТАНОВЛЕНИЯ»

Наша недельная глава начинается со слов: «Если по установлениям Моим будете вы поступать» (Ваикра, 26:3). Кто‑то может решить, что это указывает на исполнение заповедей, но когда Тора продолжает: «И заповеди Мои соблюдать, и исполнять их», — становится ясно, что об исполнении заповедей говорит эта часть стиха. Как же тогда объяснить слова: «Если по установлением Моим будете вы поступать»? Это означает, что вы должны заниматься изучением Торы.

Если «по установлениям Моим будете вы поступать» относилось бы к заповедям, мы поняли бы, почему упомянуты были только установления (хуким), без ссылки на другие виды заповедей — свидетельства (эйдут) и законы (мишпатим). Потому что эти другие заповеди, имеющие рациональное объяснение, надо было бы принимать так же безоговорочно и исполнять их, как установления, находящиеся за пределами нашего понимания.

Но раз мы должны понимать, что эта фраза относится к изучению Торы, почему употреблено слово «установления»? Для изучения Торы требуются главным образом рассудок и понимание. Труд заключается не только в том, чтобы учить, механически запоминая детали заповедей, но и в том, чтобы понимать их причины, как они даны в Письменной и Устной Торе.

Но хотя нам не дано понять установления (как говорит Раши в начале главы «Хукат»: «Это указ выше Меня; вы не имеете права анализировать его»), они составляют лишь небольшую часть Торы. Большинство заповедей поддаются объяснению.

Сама по себе Письменная Тора во много раз меньше Устной традиции. И понимание Письменной Торы не самое главное: человек может произносить благословение над ней и вызываться к чтению Торы, даже если он не разбирается в том, что читает. Что до Устной Торы, то, чтобы произнести благословение над ней, требуется проникнуть в ее смысл (Шульхан арух а‑Рав, Законы Талмуд Тора, конец гл. 2; Ликутей Тора, Ваикра).

Количество слов и стихов в Письменной Торе изначально определено. Добавить ничего нельзя. А в Устной Торе конец не предопределен. Что‑то уже раскрыто. Но всегда есть возможность обнаружить новое: «что бы ни раскрыл достойный ученик в будущем» (Иерусалимский Талмуд, Пеа, 2:4; Шмот раба, нач. гл. 47; Ваикра раба, нач. гл. 22; Танья, ч. V)». То есть ограничений здесь нет. Этим обстоятельством еще раз подчеркивается разница между Письменной и Устной Торой.

Кроме того, и в самой Письменной Торе «установления» — заповеди, причины которых нам неизвестны, — составляют лишь малую часть всех заповедей.

Итак, вопрос встает еще острей: почему в контексте изучения Торы упоминаются только установления? Зачем цитировать меньшую часть, чтобы раскрыть содержание всей Торы? И почему речь идет именно о понимании, если изначально эти заповеди не могут быть поняты?

ИЗУЧЕНИЕ И ВЫСЕЧЕНИЕ

В Ликутей Тора Алтер Ребе объясняет, что слово «установление» (хок) соотносится со словом «высекать» (хакика). Таким образом, использование слова «установление» наводит на мысль о том, что изучение Торы должно быть актом «высечения» слов Торы в душе.

Что же особенного в высечении как в средстве письма?

Во‑первых, слова не прибавляются как инородный элемент к тому, на чем они написаны. Скорее они становятся неотъемлемой частью самого предмета.

Во‑вторых, и это важнее, буквы не имеют своего вещества. Они существуют благодаря материалу, в котором высечены.

Таким образом, когда наш стих говорит, что изучение Торы должно быть «вырезано» в нас, мы учим, что еврей не просто должен объединиться с Торой. Ведь единство иногда проявляется при объединении двух отдельных предметов (как процесс обычного письма сводит вместе чернила и бумагу). А в процессе обучения этого недостаточно. Напротив, изучаемый объект должен быть «высечен». Это означает, что человек, изучая Тору, должен быть пустым, его «эго» должно молчать, что бы ни случилось. Все его существо должно быть в Торе.

В качестве хорошего примера можно привести Моше — первого из людей получившего Тору. Его самоотверженность была настолько глубока, что он мог сказать: «И дам Я траву на поле твоем» (Дварим, 11:15; Ликутей Тора, Бехукотай, 50а). Б‑жественное присутствие говорило его голосом (Зоар, ч. III, 232а и 7а; Шмот раба, 3: 15; Ваикра раба, 2:3; Мехильта, Шмот, 18:19). Он был пустотой, наполненной Б‑гом.

То же самое можно сказать и о рабби Шимоне бар Йохае, сказавшем: «Не много я видел великих людей. Если их тысяча, я и мой сын среди них. Если их всего сто, я и мой сын среди них. Если их всего двое, то это я и мой сын. Если всего один, то это я» (Сукка, 45б; Сангедрин, 97б). Эти слова — восхваление самого себя, а самовосхваление — неверный путь для праведника. Однако он мог их произнести только потому, что был настолько самоотвержен, настолько наполнен Б‑жественным присутствием, что, говоря так, он словно говорил о ком‑то другом.

СВЯЗЬ ОБЪЯСНЕНИЙ

Все объяснения в Торе обладают внутренним единством. Интерпретируя «установления» как «высечение», мы скорее дополняем, а не противоречим их точному смыслу — тому, что они являются необъяснимыми законами.

Учить Тору, как если бы она была составлена только из установлений, значит учить ее в состоянии безоговорочной самоотдачи. Это не исключает стремления к пониманию. Действительно, задача состоит в том, чтобы понимать. Но только так, чтобы понимание сопрягалось с обязательством. Не «Я исполню, когда пойму», не «Я пойму, потому что мне нравится узнавать новое», но «Я исполню и, раз мне заповедано, постараюсь понять». В этом состоит истинный «труд», то есть приложение усилий несмотря на искушение получать удовольствия.

Когда изучение происходит таким образом, оно действительно становится «высечением». И тот, кто учит, и Тора, которую изучают, буквально становятся одним целым.

«ДВИЖЕНИЕ»

Это объясняет одну часть фразы: «Если по установлениям Моим будете вы поступать». Но что делать со словом «поступать»? «Поступь», или «движение вперед» (алиха), подразумевает несколько уровней и продвижение с одного уровня на другой. Например, в эмоциональном плане человек «идет» или поднимается с низшего уровня к более высокой форме любви. Но, разумеется, в абсолютной самоотдаче уровней не существует. Это скорее состояние, а не процесс.

Алтер Ребе пишет, что «продвижение» относится не к обязанности человека, а к его награде. Если человек служит Всевышнему в том и в другом смысле «по Моим установлениям», то награда — «ты пойдешь» — будет всегда больше. А у истинного «движения» нет границ.

ВЕРА И ПОНИМАНИЕ

Тем не менее обычное прочтение стиха превращает всю фразу «Если по установлениям Моим будете вы поступать» в обязанность человека, а под наградой понимает начало следующего стиха: «То дам Я вам дожди вовремя».

В Ликутей Тора (Ваэтханан, 4а) написано, что важнейшие элементы веры находятся на тех уровнях Б‑жественности, которые недоступны нашему пониманию. То, что поддается пониманию, необходимо объяснять. Вера начинается там, где кончается понимание.

Это особенное качество еврейской веры. Эта вера находится по ту сторону понимания, а не является его следствием.

Итак, у разума есть свои уровни: «Дни будут говорить, а года дадут мудрость» (Иов, 32:7). И чем больше человек понимает, тем выше он поднимает порог веры. Вчерашняя вера превращается в сегодняшнее понимание.

Поэтому у «установлений» тоже есть свои уровни. То, что вчера было непонятным — установлением, становится объяснимым сегодня, а потому установлением быть перестает. Так, например, Б‑г сказал Моше: «Я открою тебе тайну красной коровы» (Бемидбар раба, 19:6). Для нас красная корова остается установлением. Для Моше с той поры уже нет. Не то чтобы Моше не знал «установлений», просто для него порог непостижимости был выше, чем для нас.

В этом заключается смысл слов: «Если по установлениям Моим будете вы поступать». Изучая Тору, напрягаясь до предела, человек ежедневно увеличивает свое понимание и таким образом поднимает уровень, где заповедь становится «установлением». Это «движение» — шаг за шагом вперед, к высшей вере через глубочайшее понимание.

И будет тогда наградой: «Дам Я вам дожди вовремя… и повел вас с поднятой головой», что является бесконечным «движением от крепости к крепости» будущего откровения, которое ведет, в свою очередь, к тому, что лежит за пределами «движения», — «ко дню, который весь будет Субботой и отдыхом в вечной жизни».

Поделиться

Щит, меч и корона советской разведки

В Москве были хорошо информированы не только о технических разработках американской атомной программы, но знали и о внутренних, чисто человеческих конфликтах между специалистами, работавшими в Лос‑Аламосе. Елизавете Юльевне ученые настолько доверяли, что ей достаточно было оказаться в нужное время в нужном месте. Сейчас ясно, что ученые первыми поняли: если такое страшное оружие окажется у одной страны, эта страна будет диктовать свои условия и в будущем все может закончиться трагедией.