Дом учения : Читая Тору , Шавуот

Свиток Рут

Ицхак Стрешинский 10 июня 2016
Поделиться

 

В праздник Шавуот во многих общинах традиционно читают Мегилат Рут (Свиток Рут) — книгу Танаха, в которой рассказывается о моавитянке Рут, присоединившейся к еврейскому народу и ставшей прабабушкой царя Давида. В этой статье мы расскажем об этой книге и ее основных идеях, отметим сходство и различие между ее сюжетом и сюжетами двух повествований книги Берешит (Бытие), а также приведем мнения мудрецов и комментаторов о том, почему именно в Шавуот читают Свиток Рут.

Свиток Рут входит в число пяти свитков, являющихся частью завершающего раздела Танаха Ктувим (Писания). В современных изданиях Танаха, где, как правило, свитки приведены согласно порядку их чтения в праздники и памятные даты, Свиток Рут, который читают в Шавуот, следует за Шир а‑ширим (Песнь Песней Соломона), читаемой в Песах. Есть рукописи Танаха, где Свиток Рут приводится первым, в соответствии с хронологией упомянутых событий. В начале Свитка Рут сообщается о днях правления судей (шофтим), а в конце упомянут царь Давид. Поэтому в этих рукописях эта книга предшествует книгам, составленным царем Шломо, а именно Шир а‑ширим и Коелет (книга Екклесиаста), и тем более Свитку Эйха (Плач Иеремии), оплакивающему разрушение Иерусалима, и Свитку Эстер, действие которого происходит при дворе персидского царя.

Повествование книги Рут начинается с сообщения о том, что в эпоху правления судей человек из Бейт‑Лехема (Вифлеема) по имени Элимелех переселился со своей женой Наоми и двумя сыновьями в Моав из‑за голода в Земле Израиля. Далее мы узнаем, что вскоре умер он сам, а затем скончались оба его сына, Махлон и Кильон, и что после этого его вдова Наоми решила вернуться в Бейт‑Лехем. Когда вдовы двух ее сыновей, Орпа и Рут, пошли за ней, Наоми попыталась уговорить их не возвращаться с ней и остаться в Моаве. Ей удалось отговорить Орпу, но Рут, вдова Махлона, сказала своей свекрови: «Куда ты пойдешь — пойду и я, и где ты заночуешь, там заночую и я; народ твой — это мой народ, и твой Б‑г — мой Б‑г» (Рут, 1:16).

Далее в Свитке Рут сообщается, что Наоми и Рут прибыли в Бейт‑Лехем к началу жатвы. Рут подбирала не собранные жнецами колосья, которые, согласно закону Торы, нужно оставлять для бедных, и пришла на поле Боаза, родственника Элимелеха. Боаз, который знал о самоотверженной преданности Рут свекрови, проявил к ней благосклонность и щедрость. По инициативе Наоми Рут отправилась ночью на гумно, где Боаз веял ячмень, и попросила его взять ее в жены. Отметим, что, так как Боаз был родственником покойного мужа Наоми и его сыновей, кроме женитьбы на Рут — вдове одного из сыновей, ему полагалось также выкупить землю, которую Наоми была вынуждена продать. Боаз вступил в переговоры с более близким родственником Элимелеха и после того, как тот отказался брать Рут в жены, женился на ней сам. У них родился сын Овед, который стал отцом Ишая — отца царя Давида.

Если обратить внимание на структуру Свитка Рут, то можно заметить, что пять его первых стихов являются как бы введением, где кратко сообщается о событиях, происходивших в течение десяти лет, в основном — о бедах, постигших семью Наоми. В пяти заключительных стихах Свитка приводится перечень десяти поколений: от Переца, сына Йеуды и внука праотца Яакова, до Давида. А в семидесяти пяти стихах между введением и заключением подробно описываются события, которые, судя по всему, произошли в течение нескольких месяцев во время жатвы ячменя и пшеницы.

В качестве четырех центральных событий книги можно отметить: решение Рут присоединиться к своей свекрови Наоми, возвращающейся из Моава в Бейт‑Лехем, и к ее народу (гл. 1); встречу Рут с Боазом на его участке поля (гл. 2); встречу Рут с Боазом ночью на гумне (гл. 3); решение Боаза взять Рут в жены и выкупить участок поля, принадлежащий мужу Наоми (гл. 4).

Комментаторы и исследователи отмечают общие черты между повествованием Свитка Рут и другими повествованиями Танаха, как в содержательном, так и в лингвистическом аспекте. При этом именно сходство между повествованиями подчеркивает разницу в поведении их героев. Мы бы хотели привести здесь две истории, фигурирующие в книге Берешит, чьи сюжеты удивительным образом напоминают события, описанные в Свитке Рут, и, более того, имеют с ними ряд общих черт.

Так, можно увидеть некоторое сходство между стихами 30–38 главы 19 книги Берешит и между историей встречи Рут и Боаза (Рут, гл. 3). В обоих повествованиях женщины пытаются добиться продолжения рода. Тем не менее для полноты картины мы должны обратить внимание и на весомые различия между двумя повествованиями. В отличие от дочерей Лота, ошибочно посчитавших, что на земле больше нет мужчин, кроме их отца, в Свитке Рут описана реальная проблема. Если бы Рут не вышла замуж за родственника умершего мужа, который был обязан «восстановить имя покойного в его уделе», то Наоми не удостоилась бы не только увидеть потомков любимой невестки, но и выкупить землю, которую она была вынуждена продать. В отличие от дочерей Лота, целью Рут и Наоми было не продолжение рода, но воссоздание семьи, согласно законам народа Израиля. И конечно же есть огромная разница между поведением дочерей Лота, вступивших в отношения со своим отцом, и поведением Рут, которая пришла к Боазу, чтобы просить его жениться на ней по закону Торы. Интересно, насколько поведение Рут, моавитянки по происхождению, соответствовало еврейским ценностям семейной жизни. Своими действиями она как бы исправила поступок родоначальниц ее народа (старшая дочь Лота, как мы помним, стала праматерью Моава). Кроме того, в преданности Рут своей свекрови Наоми, в бескорыстной помощи ей можно увидеть исправление поведения моавитян в эпоху исхода сынов Израиля из Египта, заслуживших наказание Небес за враждебное отношение к предлагавшим им мир [footnote text=’См.: Стрешинский И. Неоднозначный персонаж Торы‘]евреям[/footnote].

Читая книгу Рут, можно также отметить сходство с повествованием о рождении более отдаленного предка Давида, Переца, сына Йеуды и Тамар (см. Берешит, гл. 38). Вспомним, что эти персонажи Торы прямо упоминаются в Свитке Рут в словах народа, обращенных к Боазу, перед тем как он взял Рут в жены: «Да будет дом твой, как дом Переца, которого родила Тамар Йеуде» (Рут, 4:12). В обоих повествованиях двое братьев умерли, не оставив потомства, и в обоих случаях отцом народившихся детей стал не брат покойного мужа их матери или следующий за ним по степени близости родственник, но более дальний родич. И там и там женщины прибегли к хитрости, и их план увенчался успехом. Однако при внимательном прочтении мы увидим, что возможное сходство между повествованиями лишь подчеркивает их различие. Рут действует не по своей инициативе, а выполняет указания своей свекрови. Кроме того, в отличие от Тамар, она не скрывает от Боаза, кто она, и открыто заявляет о своем желании стать его законной женой. Только после этого у них рождается сын, и в этом еще одно важное отличие от истории Йеуды и Тамар. Можно увидеть, насколько поведение Рут было более соответствующим букве и духу закона Торы, и не только по сравнению с дочерями Лота, от которых она вела свое происхождение, но и по сравнению с Тамар, прародительницей Боаза.

Как мы уже упоминали, в начале Свитка Рут сказано, что описываемые в нем события произошли в эпоху Судей, однако там не указано имя правившего в то время судьи. Среди мудрецов есть разные мнения насчет того, кто судил народ в тот период. Некоторые считают, что речь идет о днях правления таких судей, как Эхуд и Шамгар, и что Рут была дочерью (или внучкой) моавитянского царя [footnote text=’Этот моавитянский царь в течение многих лет угнетал народ Израиля и был убит судьей Эхудом, который прекратил порабощение сынов Израиля Моавом (см. Шофтим, гл. 3). Судья Шамгар правил после Эхуда.’]Эглона[/footnote] (см. Рут раба, гл. 1; Седер олам раба, гл. 12). Однако в Вавилонском Талмуде, в трактате Бава батра (91а), приводится высказывание Рабы, сына рава Уны, от имени рава, согласно которому сам Боаз — это судья Ивцан. Согласно книге Шофтим, этот судья проживал в Бейт‑Лехеме и правил семь лет (см. Шофтим, 12:8‑10).

Так как царь Давид был правнуком Боаза, можно предположить, что события, описываемые в Свитке Рут, произошли примерно за сто лет до его рождения. Интересно отметить, что время правления судей, начиная от Ивцана и до первосвященника Эли — фактически последнего из судей, — как раз [footnote text=’Ивцан — 7 лет; Элон — 10 лет; Авдон — 8 лет; Шимшон (включая время порабощения филистимлянами) — 40 лет; Эли — 40 лет.’]105 лет[/footnote].

lech290_Страница_08_Изображение_0001Мудрецы задавались вопросом: с какой целью был написан Свиток Рут? В мидраше Рут раба (2:14) приведен ответ рабби Зейры, согласно которому в этой книге нет законов ритуальной чистоты и нечистоты и нет законов о разрешенном и запрещенном. По его мнению, она была написана в первую очередь для того, чтобы научить нас, насколько велика награда творящим добро.

Мудрецы и комментаторы предлагали и иные ответы на вопрос о возможной цели написания книги. Так как книга завершается упоминанием имени царя Давида, выдвигалась идея о том, что целью было изложение его родословной. Однако все же трудно представить, что столь подробный рассказ о Наоми, Рут и Боазе приведен только для того, чтобы в конце концов стало ясно, что речь идет о предках Давида. Скорее наоборот, в сообщении о том, что из потомства Рут произошел Давид, можно увидеть награду за благочестие и душевное величие, столь подробно описанные в Свитке.

В завершение приведем некоторые объяснения относительно того, почему в некоторых общинах в праздник Шавуот читают [footnote text=’Самые ранние источники, в которых сообщается о подобном обычае чтения свитка в праздник, были составлены в период гаонов (то есть примерно с конца VI и до середины XI века).’]Свиток Рут[/footnote].

В свитке упомянуты жатва ячменя и жатва пшеницы, а о празднике Шавуот в книге Шмот (Исход) сказано: «Справляй праздник Шавуот — [праздник] первой жатвы пшеницы…» (34:22). Кроме того, в книге Ваикра (Левит) сразу после заповеди о праздновании Шавуота сказано: «Когда будете собирать урожай в вашей стране, не сжинай на своем поле все до самого края и не подбирай упавшие [колоски] после жатвы. Оставь это бедняку и переселенцу» (23:22). Текст Свитка уделил этой заповеди много внимания, на ней завязана фабула событий.

Как известно, Шавуот — это праздник Дарования Торы. На горе Синай произошло принятие Торы целым народом, а в Свитке Рут рассказывается о том, как Рут приняла ее на личном уровне, присоединившись к еврейскому народу.

Тора ставит во главу угла, а точнее — как основу для богобоязненности и веры, милосердие и благие дела, и, как мы видели, именно они являются основной темой книги Рут.

Поскольку, согласно еврейской традиции, царь Давид — правнук Боаза и Рут, родился и умер в Шавуот, то в праздник читают свиток о событиях, предшествующих его рождению и рассказывающих о его происхождении.

На горе Синай были получены как Письменная, так и Устная Тора. Сам брак Боаза и Рут, все описанные в Свитке события стали возможны только благодаря Устной Торе, согласно которой запрет моавитянам и аммонитянам «входить в собрание Г‑спода» (см. [footnote text=’Дварим — Второзаконие.’]Дварим[/footnote], 23:4‑5) относится только к мужчинам, но не к женщинам. Поскольку всегда находились те, кто пренебрегал значением и святостью предания и традиции, необходимость наглядно продемонстрировать то, что во все времена еврейский народ существовал именно в силу своего следования Устной Торе, актуальна всегда.

Поделиться

Bloomberg: Самый популярный бизнес у ультраортодоксальных израильтянок? — Конечно, хайтек!

Привлечение ультраортодоксов к работе в хайтеке, страдающем от недостатка квалифицированных работников, стало в Израиле задачей государственного уровня: многие государственные структуры вовлечены в это. Единственная сложность в том, что ультраортодоксы ищут такую работу, которая позволяла бы им сохранять свой строго религиозный образ жизни.

Каббалисты XVI–XVII веков. Цфат и Иерусалим

Цадик сказал женщине, что, вернувшись домой, она увидит, что сыну стало хуже. Вскоре после этого владелец местечка устроит большой прием, на который приглашены три знаменитых доктора из города Лемберга. Ей нужно будет попросить всех троих осмотреть ее сына. Осмотрев ее сына, они увидят, как он слаб, и скажут, что надежды на выздоровление нет, — однако она не должна отчаиваться.

Основные направления в учении хасидизма

А в минуту вдохновения, когда увлекают тебя мысли утонченные и возвышенные, обуревают чувства чистейшие, и сердце и ум не в силах вместить их, и дух твой содрогается, и внутренний взор обретает внезапную ясность и прозревает лики и деяния всех поколений, от края до края мира, — разве это не Б‑г твой взывает к тебе?