Пурим , Дом учения : Читая Тору

Свиток Эстер и книга Даниэля

ИЦХАК СТРЕШИНСКИЙ 23 марта 2016
Поделиться

Как известно, в праздник Пурим читают Мегилат [footnote text=’«Мегила» — свиток (ивр.). Мегилат Эстер — Свиток Эстер; традиционное русское название — книга Эсфири (Есфири).’]Эстер[/footnote] — книгу Танаха, в которой разворачиваются события, послужившие предтечей этого праздника. Свиток Эстер является одним из самых поздних текстов, вошедших в канон еврейской литургии; в Свитке рассказывается о жизни евреев в изгнании после разрушения Первого храма. Еще одна книга, посвященная описанию пребывания евреев в том изгнании, — книга пророка Даниэля (Даниила). В этой статье мы отметим сходство и различие между сюжетами обеих книг, а затем приведем толкования мудрецов, усмотревших связь между событиями и персонажами книги Даниэля и Свитка Эстер.

Прежде всего, вспомним вкратце, как евреи оказались в изгнании. Вавилонский царь Невухаднецар (на аккадском — Набу‑кудурри‑уцур, в русской транскрипции — Навуходоносор) покорил иудейского царя Йеоякима (Иоакима), а затем, после смерти Йеоякима, изгнал в Вавилон его сына, царя Йеояхина (Иехонию), и часть жителей, в первую очередь иудейскую знать. На иудейский престол Невухаднецар посадил дядю Йеояхина, Матанью, сменив его имя на Цидкияу (Седекия). Одиннадцать лет спустя, после того как царь Цидкияу восстал против Вавилона, надеясь на помощь Египта, Невухаднецар взял Иерусалим и разрушил Первый храм.

Главные герои книги Даниэля и Свитка Эстер являются изгнанниками из Иудеи или их потомками. Даниэль и его товарищи Хананья, Мишаэль и Азарья (Анания, Мисаил и Азария) были среди мальчиков, которых увели в Вавилон, после того как Невухаднецар победил царя Йеоякима (см.: Даниэль, 1:1‑7). А о Мордехае‑Мардохее (или о его предке Кише) сказано, что он был среди изгнанников, уведенных в Вавилон вместе с царем Иудеи Йеояхином (Эстер, 2:5‑6).

Даниэль в яме со львами. Морис Хиршфельд. 1944. Галерея Сидни Джаниса, Нью‑Йорк

Даниэль в яме со львами. Морис Хиршфельд. 1944. Галерея Сидни Джаниса, Нью‑Йорк

Между Свитком Эстер и первыми шестью главами книги Даниэля прослеживается немало общих черт. Обе книги повествуют о близких по времени событиях, обе описывают нравы при дворах вавилонских и персидских царей, в обеих рассказывается о евреях, получивших высокие посты при царском дворе (Даниэль, Мордехай и Эстер). В обеих книгах представлена ситуация, когда евреям приказано поклониться идолу или вельможе, а те отказываются, навлекают этим на себя опасность и впоследствии спасаются от нее. В книге Даниэля речь идет об отказе товарищей Даниэля — Хананьи, Мишаэля и Азарьи — поклониться золотому идолу, которого поставил Невухаднецар (см.: Даниэль, гл. 3), а в Свитке Эстер сообщается о том, как Мордехай отказался кланяться Аману. Отметим, что, согласно толкованиям мудрецов, отказ Мордехая также был связан с запретом идолопоклонства. В мидрашах рассказывается, что Аман вышил на своей одежде изображение идола, которому поклонялся, чтобы все те, кто будет вынужден кланяться ему, заодно склонились бы и перед его идолом. В обеих книгах враги евреев получают то же самое наказание, которое они предуготовили для евреев. Люди, настоявшие на том, чтобы товарищи Даниэля были брошены в печь, в итоге сами были сожжены (см.: Даниэль, 3:21‑22), и так же были брошены в ров со львами те, из‑за кого туда бросили Даниэля в наказание за то, что тот молился Всевышнему (там же, 6:25). А в Свитке Эстер злодей Аман был повешен на дереве, которое он приготовил для Мордехая. Кроме того, книга Даниэля проливает свет на некоторые детали, упомянутые в Свитке Эстер, и позволяет нам больше узнать о нравах и обычаях царского двора тех дней. Например, в Свитке Эстер сказано, что Мордехай сидел у царских ворот (2:19, 21), а книга Даниэля сообщает нам, что тот, кто сидел у царских ворот, занимал высокую должность.

При этом между двумя книгами существуют также и некоторые различия. Так, в книге Даниэля упомянуты явные чудеса (например, спасение товарищей Даниэля в печи или спасение Даниэля в яме со львами) и подчеркивается прямое Б‑жественное вмешательство, тогда как в Свитке Эстер Имя Всевышнего не упоминается вовсе, и еврейские источники приводят этому факту несколько объяснений. В частности, в трактате Хулин (ВТ, 139б) мудрецы задаются вопросом: «Где в Торе содержится указание на Эстер?» И отвечают: [в стихе] «Я же совершенно сокрою (“астер астир”, ивр.) Мое лицо в тот день — за все зло, которое они совершили, когда обратились к другим богам» (Дварим, 31:18). Речь идет о явлении под названием «эстер паним», «сокрытие Лика [Всевышнего]», что созвучно имени Эстер. Таким образом, в Свитке Эстер присутствие Творца скрыто, что является частью наказания, о котором и идет речь в книге Дварим.

Отметим также, что в тексте Свитка Эстер имя царя Ахашвероша (Артаксеркса) упомянуто около двухсот раз, и мы могли бы подумать, что это он принимает решения и управляет судьбами людей. Но если внимательно прочитать текст книги, то можно увидеть, что многократно упомянутый Ахашверош — не более чем инструмент, которым управляет Всевышний. В Свитке Эстер видна двойная причинность событий, свойственная книгам Танаха. Герои книги действуют, исходя из своих личных мотивов, и события развиваются якобы естественным путем, но сами эти действия и события являются реализацией Б‑жественного замысла, понять который можно, только имея всю картину перед глазами.

Мудрецы связывали упомянутые в книге Даниэля события, а также персонажей книги, в первую очередь вавилонских царей, с событиями Пурима. Они уподобляли Ахашвероша Невухаднецару, хотя Невухаднецар убивал евреев на практике, а Ахашверош «всего лишь» собирался их убить, и хотя Невухаднецар самолично разрушил Храм, а Ахашверош «всего лишь» не давал его отстроить другим.

В Вавилонском Талмуде, в трактате Мегила (12а), мы читаем: «Спросили ученики рабби Шимона бар Йохая: за что евреям полагалось столь страшное наказание, как указ о полном истреблении, о котором рассказывается в Свитке Эстер?» Когда же рабби Шимон предложил им самим ответить на этот вопрос, они предположили, что евреи заслужили наказание за то, что они в свое время наслаждались на пиру у Ахашвероша. Рабби Шимон бар Йохай ответил, что в таком случае наказание заслуживали бы только евреи города Шушана (Суз), физически присутствовавшие на том пиру, тогда как постановление об истреблении касалось всех евреев. По мнению рабби Шимона, евреям полагалось наказание за то, что они поклонялись идолу Невухаднецара, о котором рассказывается в книге Даниэля и которому отказались поклоняться Хананья, Мишаэль и Азарья. Ведь этому идолу поклонялись все народы, включая и евреев. Но поскольку в дни Невухаднецара евреи поклонялись идолу лишь для вида, из страха перед царем, а на самом деле не верили в него, то и Всевышний также вынес повеление об их полном истреблении «лишь для вида». Он также сделал вид, будто посылает наказание евреям, — истинной же Его целью было побудить Свой народ к раскаянию.

Согласно словам мудрецов, и сами евреи, и их поработители знали о пророчествах пророка Ирмеяу о том, что вавилонское изгнание продлится семьдесят лет. Поэтому один из преемников Невухаднецара, вавилонский царь Бельшацар (Валтасар), о котором рассказывается в книге Даниэля, и персидский царь Ахашверош из Свитка Эстер вели отсчет этих лет, в надежде, что по прошествии семидесяти лет пророчество о спасении евреев не сбудется.

В книге Даниэля рассказывается, что на пиру у вавилонского царя Бельшацара использовались священные сосуды из Иерусалимского храма, и Даниэль обличал его: «И на Господина небес ты поднялся, и сосуды из храма Его принесли к тебе…» (Даниэль, 5:23). В ту же ночь Бельшацар был убит во время завоевания Вавилона персами и мидийцами.

В трактате Мегила (11б‑12а) мы находим упоминание о том, что на третий год своего царствования Ахашверош решил подсчитать годы изгнания евреев, сказав: «Бельшацар считал и ошибся, а я не ошибусь!» Согласно словам мудрецов, Бельшацар отсчитал семьдесят лет с начала царствования Невухаднецара и решил, что если эти семьдесят лет прошли и евреи не были освобождены, то теперь избавление к ним уже не придет, — поэтому он и использовал священные сосуды из Храма. Вскоре после этого он был убит, а Вавилонское царство пало. Ахашверош предположил, что он обнаружил ошибку Бельшацара, полагая, что нужно начинать отсчет с изгнания царя Йеояхина. А с этого изгнания и до второго года царствования Бельшацара до семидесяти лет недоставало восьми. Ахашверош «обнаружил» восемь этих недостающих лет: один год правления Бельшацара, пять лет правления Дарьявеша (Дария) Мидянина и Кореша (Кира) Персидского и два года своего царствования. Таким образом, найдя искомое, он также решил, что все сроки прошли.

Решив, что семьдесят лет теперь уже прошли наверняка, а Храм так и не был отстроен, и уверившись в своей безнаказанности, Ахашверош пришел к выводу, что избавления евреев уже не будет. Тогда он устроил пир, и на нем были выставлены напоказ храмовые принадлежности и сосуды. По‑видимому, именно по этой причине мудрецы пришли к выводу, что евреи, присутствовавшие на пиру у Ахашвероша, заслуживали столь сурового наказания. Ведь, по сути, они участвовали в праздновании того, что избавление их народа не наступило и Храм не был отстроен!

Мегилат Эстер. Фрагмент свитка. XVI век. Коллекция С. Кирштейна, Берлин

Мегилат Эстер. Фрагмент свитка. XVI век. Коллекция С. Кирштейна, Берлин

Но и Ахашверош ошибся в своих подсчетах. Отсчет надо было вести от изгнания царя Цидкияу и разрушения Храма, что произошло через одиннадцать лет после изгнания Йеояхина. По завершении семидесяти лет после разрушения Первого храма в полном соответствии с пророчествами вернувшиеся в Сион евреи действительно начали строительство Второго храма.

Весьма интересно также предположение мудрецов о том, что в Свитке Эстер упомянут и сам Даниэль. В начале четвертой главы Свитка Эстер сообщается, что, когда Мордехай узнал о постановлении об истреблении евреев, он подошел к воротам царского дворца, одетый во вретище, и служанки и евнухи Эстер сообщили ей об этом. Она послала одежды для Мордехая, чтобы тот снял вретище, но тот их не принял. Тогда Эстер попросила царедворца по имени Атах (Гафах) узнать у Мордехая, в чем причина его траура. Мордехай рассказал Атаху о замысле Амана и о серебре, которое тот пообещал царю за истребление евреев, дал ему копию послания об уничтожении евреев, чтобы тот показал ее царице, и передал через него Эстер, чтобы она пошла к царю просить его за свой народ (см.: Эстер, 4:1‑9). Согласно одному из мнений мудрецов, высказанных в трактате Мегила (15а), Атах — это Даниэль, лишившийся своего высокого положения в дни Ахашвероша. Они учат это из того, что о Даниэле сказано, что тот преуспел во время правления Дарьявеша и в период царствования персидского царя Кореша (см.: Даниэль, 6:29), и приходят к выводу, что его процветание прекратилось в дни Ахашвероша, который, согласно хронологии мудрецов, был преемником Кореша. В этом мнении отразилась идея о чрезвычайной зыбкости положения евреев, занимавших высокие должности при дворе нееврейских царей.

На основании данных книги Даниэля, Свитка Эстер и толкований мудрецов можно прийти к выводу, что важнейшей темой этих книг является самоотверженная преданность евреев своей вере в тяжелых условиях изгнания. Эта самоотверженность оставалась неизменной на протяжении долгих лет рассеяния и стала одним из тех факторов, благодаря которым сохранился еврейский народ. В обеих книгах подчеркивается опасность, угрожающая евреям в изгнании, и чудеса, благодаря которым евреи были спасены. При этом на примере Свитка Эстер мы можем видеть, насколько важно обращать внимание на чудеса, происходящие в рамках естественного хода событий. Толкования наших мудрецов по поводу пророчества о семидесяти годах изгнания помогают нам, их потомкам, понять, что все пророчества об избавлении еврейского народа осуществляются в срок, тогда как надежды ненавистников евреев, сулящих нам вечное изгнание, были и будут тщетными.

Поделиться

Уроки Дней трепета

Десять дней еврейского календаря между двумя великими праздниками Рош а-Шана и Йом Кипур называются «Ямим нораим» (т. е. «Дни трепета»). Замечу, что, хотя название праздника Рош а-Шана традиционно переводится как «Новый год», этот перевод неадекватен; он не только не соответствует буквальному смыслу ивритских слов, но и неправилен по сути. Рош а-Шана – это скорее начало, главный день года («рош» на иврите – «голова», а «шана» – «год»). День, когда на Небесах происходит суд и решается судьба всего сущего на предстоящий год. А Йом Кипур – это День Искупления, пост, в который Всевышний прощает наши грехи.

Канун Дня искупления. Законы и обычаи

Дни трепета, десятидневный период с Рош а-Шана до Йом Кипура, не случайно получили такое название. В это время решается судьба каждого человека на наступивший год, и религиозные евреи пытаются «зарекомендовать» себя с хорошей стороны. Кульминация этого периода — Йом Кипур, когда вынесенный каждому приговор утверждается Небесным судом, и к этой дате стараются подойти в полной готовности, так сказать, в лучшей форме. Это нашло отражение в еврейском законодательстве — с кануном Йом Кипура, девятым числом месяца тишрей, связано много законов и обычаев, о которых пойдет речь ниже.