проверено временем

Рассказ о Симхат Тора в Лондоне в 1663 году

Менахем Батлер 8 октября 2017
Поделиться

Материал любезно предоставлен Tablet

Рассказ Сэмюэля Пеписа о том, как он наблюдал оживленную службу в синагоге

Симхат Тора — это такое время, когда еврейские дети всех возрастов и из всех общин веселятся, празднуя свою личную связь с Торой и со своей общиной. Празднество зачастую бывает столь радостным, что о нем потом вспоминают и рассказывают месяцами, если не годами. А об одном конкретном праздновании Симхат Тора в общине испанских и португальских евреев в Англии нужно рассказать 350 лет спустя.

В синагоге лондонской сефардской конгрегации — «Бевис Маркс» — расскажут историю, записанную известным британским диаристом Сэмюэлем Пеписом, который на Симхат Тора 1663 года неожиданно зашел в синагогу «Шаар а‑шамаим» в Лондоне. Рассказ Пеписа об этом эпизоде стал одним из самых известных сюжетов, лежащих в основании истории английского еврейства.

Дневник Сэмюэля Пеписа

Средневековая история евреев в Англии закончилась изгнанием 1290 года, а новая началась в 1656‑м (хотя отдельные евреи жили и приезжали в Англию на протяжении этого промежуточного периода). В XVII веке прославленный португальский каббалист и рабби Менаше бен Исраэль неустанно обращался в британский парламент с петициями о разрешении воссоздать организованную еврейскую общину в Англии, и Оливер Кромвель, лорд‑протектор Англии, позволил евреям вернуться. И тут же португальский еврейский купец Антонио Фернандес Карвахаль, первый еврей, натурализовавшийся в Англии, основал синагогу, где должна была вестись служба в сефардских традициях.

Через несколько месяцев, 19 декабря 1656 года, конгрегация «Шаар а‑шамаим» была открыта на улице Кричерч Лейн в Лондоне. (А за два года до того, в 1654‑м, была основана аналогичная испано‑португальская конгрегация в Нью‑Йорке — «Шеарит Исраэль»; она стала старейшей еврейской конгрегацией Соединенных Штатов.)

Спустя несколько лет Пепис оказался перед «Шаар а‑шамаим» в день Симхат Тора и был поражен весельем, свидетелем которого стал. В своем дневнике, в записи от 14 октября 1663 года, он описал этот праздник, запечатлев для потомков дух Симхат Тора 350‑летней давности.

 

Поднялся в свою контору, был там все утро, а часть утра сэр Дж. Миннес провел как дурак, как он делает все, читая мне «Анатомию тела», но так глупо, что я понял единственную вещь — что я от него устал, и тогда я направился к «Change» и встретил господина Гранта, и мы пошли в кофейню, и я узнал от него, что сэр У. Петти и его судно прибывают, и король намерен отправиться в Портсмут встречать его. Потом я был дома, и после ужина мы с женой из‑за господина Ролинсона оказались у еврейской синагоги. Там мужчины и мальчики в своих покрывалах, а женщины за решеткой, чтобы их было не видно. Какие‑то предметы стоят в шкафу, в сторону которого, по их закону, кланяются все, кто входит. Накидывая покрывала, они говорят что‑то, на что окружающие, которые их слышат, отвечают «Амен», и они целуют свои покрывала. Служба вся поется и вся на еврейском языке. И тут их Законы, которые в шкафу, извлекают оттуда и несут несколько мужчин. Этих предметов всего четыре или пять, и мужчины помогают друг другу. Возможно, каждый желает участвовать в ношении этих Законов, я не могу сказать, но они носят его по зале, а все поют молитвы. А в конце они читают молитву за короля, чье имя они произносят по‑португальски, но молитва, как и все прочие, на еврейском. Но Б‑же мой! Там такой беспорядок, смех, игры и полное отсутствие внимания, неразбериха на протяжении всей службы, они похожи скорее на дикарей, чем на народ, знающий истинного Б‑га. Увидев такое, человек заречется когда‑либо заходить к евреям вновь. И я не видел никогда подобного и не мог представить, что в мире есть такая религия с такими абсурдными ритуалами.

И затем, хотя ум мой был занят этими евреями, взял карету и высадил жену у Вестминстер‑холл, а сам направился в Уайт‑холл, и там заседал танжерский комитет, а герцог и африканский комитет заседали в нашей комнате. Сэр Г. Картерет, сэр У. Комптон, господин Ковентри, сэр У. Райдер, Катэнс и я встречались еще в одной комнате, где были стулья, но не было стола, и там мы провели отличную дискуссию о Салли, а также об условиях, по которым наш король платит португальцам, которые оставили свой дом в Танжере, и мне это очень понравилось, и затем я забрал мою жену и мы отправились в «New Exchange» за ее вещами, и зашли к Томасу Пепису и купили там кое‑что. И домой, ужинать и в кровать, после того как я долгое время провел с сэром У. Пеном, откровенно критикуя сэра У. Баттена и сэра Дж. Миннеса, не более чем заслуживают глупость одного и канальство второго.

 

Описание, данное Пеписом, очень похоже на то, что мы сегодня можем наблюдать на Симхат Тора в синагоге, и в то же время это редкий очерк синагогальных обычаев одного из самых радостных дней в еврейском календаре в раннее Новое время. Эту историю рассказывают и евреям, и неевреям, приходящим в сефардские синагоги Америки и Европы на праздник Симхат Тора, в надежде на то, что они испытают схожее чувство радости, веселья и легкости в праздник Торы. 

Оригинальная публикация: A SIMCHAT TORAH STORY FROM 1663 LONDON

Поделиться

Евреи и славяне: детские воспоминания о еврейских осенних праздниках

Поскольку именно в этот день было принято ходить в синагогу, воспоминания о довоенных посещениях синагог часто бывают приурочены к Йом Кипуру: «Например, на Йом Кипур мама и папа шли в синагогу. У мамы было свое место, я помню, только начинается Новый год – папа уже шел и покупал маме место, чтоб мама не стояла».

Симхат Тора – история праздника Торы как история Торы

Если спросить московского еврея, который помнит советские времена, в чем уникальность праздника Симхат Тора, то, скорее всего, в ответ мы услышим примерно следующее: «Это был единственный день в году, когда власти разрешали нам публично выражать свое еврейство и когда многие из нас не боялись это делать». И действительно, начиная с конца 1950‑х, тысячи людей, весь год почти не вспоминавших о своем еврействе, именно в этот день заполняли немногочисленные оставшиеся синагоги, чтобы увидеть торжественное шествие со свитками Торы и потанцевать вместе с другими евреями.