Университет : Литургика , Песах ,

Пасхальная агада: история дополнений

Авром Суцкевер 23 марта 2014
Поделиться

Текст Пасхальной агады приобрел примерно такой вид, в каком мы находим его сегодня, к концу эпохи [footnote text=’См.: Карпова М. История Пасхальной агады // Лехаим. 2012. № 4.’]гаонов[/footnote]. Но история текста на этом не закончилась, к агаде продолжали делаться новые и новые добавления и [footnote text=’Гольдшмидт Д. Пасхальная агада и ее история. Иерусалим, 1988 (на иврите).’]дополнения[/footnote]. Так, в средневековых рукописях и в традициях различных еврейских общин можно найти:

— мидраш о приходе Всевышнего с ангелами разрушения в Египет, читаемый после «Я, а не другой»;

— мидраш о даровании евреям богатств египтян, читаемый после «и дал нам их достояние»;

— расширенный кидуш;

— расширенное благословение на вино;

— поэтические вставки в послетрапезное благословение;

— переводы определенных отрывков на разговорный язык (например, в Йемене — на южноаравийский, в Германии — на немецкий).

В конце текстов Пасхальной агады приведено несколько пиютов — религиозных песнопений. В различных традициях фигурирует разное количество пиютов в разных местах Агады: одни пиюты читают в благословении «Освободивший Израиль», другие — после чтения всей Агады, чтобы провести остаток ночи в благочестивых восхвалениях Всевышнего. В современных изданиях приводятся следующие пиюты — все или некоторые из них:

— «Тогда множество чудес совершил Ты ночью» (Аз ров нисим),

— «Сила и мощь Твоя» (Омец гвуротеха),

— «Ему подобает» (Ки ло наэ ки ло яэ),

— «Закончен пасхальный порядок» (Хасаль сидур песах),

— «Могуч Он» (Адир у),

— «Один, кто знает» (Эхад ми йодеа),

— «Козленок» (Хад гадья).

Вопреки распространенным представлениям, современные раввины говорят, что необязательно тянуть с исполнением этих гимнов до конца седера, когда все уже засыпают. Наоборот, хорошо петь эти пиюты в середине, между отрывками, как раз для того, чтобы дети не заснули.

История гимнов-добавлений различна. «Тогда множество чудес» — это отрывок из более длинного гимна (каровы) для субботы перед Песахом, принадлежащий перу одного из первых литургических поэтов — Яная. До открытия Каирской генизы, подарившей нам сотни замечательных, неизвестных ранее текстов, это был единственный гимн Яная, сохранившийся в литургии. «Сила и мощь Твоя» — отрывок из каровы рабби Эльазара бей-рабби [footnote text=’См.: Ольман А. Загадочный Кровец и Роза Яакова // Лехаим. 2014. № 3.’]Калира[/footnote] для утренней молитвы Песаха. В ашкеназских общинах было принято произносить «Тогда множество чудес» на первом седере, а «Сила и мощь Твоя» — на втором. «Ему подобает» вообще не имеет отношения к Песаху, это один из многочисленных хвалебных гимнов — широт у-вакашот, как говорят сефарды, — которые можно петь во время торжественных трапез. В восточных общинах до сих пор евреи собираются на вечера таких песен, исполняемых на красивые восточные мотивы. «Закончен пасхальный порядок» — отрывок из каровы Йосефа бен Шмуэля Тов-Элема (Бонфила) для субботы перед Песахом.

Пиют «Один, кто знает» (Эхад ми йодеа). Страница из Дармштадтской агады. Германия. 1712

Пиют «Один, кто знает» (Эхад ми йодеа). Страница из Дармштадтской агады. Германия. 1712

Его автор был одним из признанных алахических авторитетов своего времени, и этот гимн он написал как учебник пасхальных законов. Некоторые ученые полагают, что обычай писать алахические гимны возник в Византии, когда христианские власти запретили евреям изучать Устную Тору, но не запретили молиться — и хитрые евреи вставили алаху в молитву. Изначально цитируемые в агаде строки означали: «Сегодня, в субботу перед праздником, мы повторили законы, а через несколько дней в праздник проведем сам седер», но сейчас их объясняют по-другому: как мы провели седер сейчас, в изгнании, так да удостоимся провести его после Избавления. «Могуч Он» — тоже не пасхальный гимн, а песнопение для торжественных трапез.

Две последние песни изначально не относятся к Пасхальной агаде. Они попали в нее не раньше XV века, и вообще-то это народные песни типа «бесконечных историй», распространенных во многих народных культурах, а включены они в агаду, чтобы развеселить детей. «Один, кто знает» — это переложение христианской школярской песенки-запоминалки, которая и сама является переложением средневековой крестьянской песни типа [footnote text=’Гольдшмидт Д. С. 98.’]Hobelbanklied[/footnote]. В Германии эта песня начиналась со слов «Guter Freund, ich frage dich» («Дорогой друг, я тебя спрашиваю»), в Польше и Белоруссии — со слов «Ой вы люди умные, люди вы ученые», у российских субботников — со слов «Ой вы герчики-еврейчики», у бывших николаевских солдат — со слов «Эй ты, земляк…», есть и другие [footnote text=’Разумовская Е. У истоков песни «Герчики-еврейчики» // Еврейский музей. СПб.: Симпозиум, 2004. С. 332–339.’]варианты[/footnote]. И песня «Козлик», попавшая в название романа Григория Кановича «Козленок за два гроша» и в цикл литографий Эля Лисицкого, тоже является переложением немецких народных песен, составленным на не очень правильном арамейском языке. Впрочем, с годами она обросла комментариями, где цепь поражающих друг друга существ и стихий предстает как цепь сменяющих друг друга царств, покушающихся на бедного козленка — еврейский народ.

Первые два из этих гимнов — «Тогда множество чудес» и «Сила и мощь Твоя» — алфавитные акростихи, рифмовка в них сквозная, в первом это слово лайла («ночь»), во втором — Песах. Мастерство авторов гимнов выражается и в том, что каждая следующая их строчка относится к следующему в исторической последовательности праотцу или библейскому герою. И нужно не только описать каждого из них на соответствующую букву алфавита, но и связать их с ночью и Песахом.

Эскиз страницы книги с иллюстрациями Эля Лисицкого «Хад гадья». Москва. 1917 год. ГТГ

Эскиз страницы книги с иллюстрациями Эля Лисицкого «Хад гадья». Москва. 1917 год. ГТГ

Как же автор пиюта увязывает с этим праздником, например, Авраама, жившего до исхода из Египта? На это есть предание, сообщающее, что победа Авраама над четырьмя царями произошла в ночь 15 нисана (добавление 2 к «Псикта рабати» и др.), явление ему трех ангелов и наказание Сдома (Берешит, 18-19) тоже случилось 15 нисана (Берешит раба, 48:12). Вскоре после Песаха был взят Иерихон, в Песах же были побеждены мидьянитяне при судье Гидеоне, поражено воинство Санхерива, написано «мене текел фарес», постилась Эстер. А ночь? Авраам связан с ночью — победа над царями, «завет меж рассеченными», выход под несчетные звезды (Берешит, 15). Ночью Всевышний явился Авимелеху и заступился за Авраама (Берешит, 20:3), ночью же Он явился Лавану и заступился за Яакова (Берешит, 31:24), ночью Яаков боролся с ангелом (Берешит, 32:25). Ночь связана и с поражением воинства Сисры, и с поражением войска Санхерива, и с тем же пиром Валтасара, ночью произошел решительный поворот событий Пурима.

Приведем несколько примеров:

 

Праведному прозелиту даровал Ты победу, когда разделилась для него ночь.

 

Праведный прозелит — это первый из прозелитов, Авраам. Победа — это победа над четырьмя царями. А «разделилась ночь» — это мидраш, толкующий слова «и разделился на них ночью» (Берешит, 14:15). По простому смыслу они говорят, что Авраам разделил своих воинов на несколько отрядов и ночью напал на врагов, но мидраш понимает их как «разделилась для них ночь». Эта ночь была ночью победы, а для Авраама хватило и половины ее, вторая же половина этой ночи была чудесным образом сохранена для грядущей победы. Она «осуществилась» через много сотен лет, когда нужно было победить Египет. Тогда потомки Авраама продолжили его победное шест­вие с той же временной точки, на которой остановился он (Танхума Бубер, Лех-леха, 11; Мидраш Агада Бубер, Шмот, 12).

 

Заставочная страница с надписью «Маца» из Агады Кауфмана. XIV век

Заставочная страница с надписью «Маца» из Агады Кауфмана. XIV век

Был спасен Лот от них, и мацу испек в конце Песаха.

 

Лот встретил в Сдоме ангелов, гостеприимно принял их и испек для них мацу (Берешит, 19:3). Почему именно мацу, а не хлеб, ведь хлеб вкуснее? Мидрашу все ясно: если маца, значит, Песах. Какой же Песах может быть до Исхода? Нет проблем — «праотцы соблюдали всю Тору» (Ваикра раба, Ваикра, 2:10 и др.). Приход ангелов к Лоту произошел вечером, а в полдень они еще были у Авраама, который тоже приказал Саре «испечь лепешки» (Берешит, 18:6). Слово «лепешки» (угот) употребляется в Торе по отношению к маце (Шмот, 12:39), значит, и это была маца. А раз маца была днем и маца была вечером, значит, вечер был исходом первого йом-тов Песах, поэтому пиют говорит о «конце».

Зачем нужны эти увязки? Зачем искать мидраши, говорящие, что то или иное событие в нашей истории произошло именно в Песах? Дело в том, что еврейский календарь цикличен, еврейское время течет как бы по спирали. Каждый год наступает нисан, каждый год заново празднуется Песах. И мидраши «прошивают» эту временную спираль насквозь, соединяя параллельные временные отрезки разных лет, чтобы показать нам: сейчас не просто новый нисан, сейчас в некотором смысле тот же самый нисан, что и тогда. События прошлого возвращаются и оживают в настоящем. А значит, если актуализировать то доброе, что произошло в данный момент времени в прошлом, оно повлияет на настоящее. «Чудо, когда о нем рассказывают, приобретает новую [footnote text=’Бубер М. Хасидские истории: первые учителя. М.: Мосты культуры, 2006. С. 21.’]силу[/footnote]», — писал Бубер в предисловии к «Хасидским историям». Пасхальная агада говорит об этом прямо: «В каждом поколении должен человек чувствовать, что он сам вышел из Египта».

Поделиться