Книжный разговор

Книга о розе, чьим ароматом держится мир

Эстер Яглом 2 января 2017
Поделиться

Встреча с книгой «Роза о тринадцати лепестках» — ностальгия по ушедшему. Я помню, что меня всегда завораживало это название. Тогда, в прошлом, мне так и не удалось почитать ее, я импульсивно учила иврит и с маниакальной жаждой филолога рвалась окунуться в ксероксы первоисточников. Рабби Штейнзальц немного открылся мне сквозь листы Гемары, которые я пыталась разобрать с помощью начинающих выходить в те времена переводов. А на периферии сознания звучал голос друзей, которым посчастливилось побеседовать с ним лично: «Да, необыкновенно мудр. Гаон нашего времени». Мой личный путь в каббалу сложился иначе. Не знаю, может, с этой книгой все было бы по‑другому.

Автор «Розы о тринадцати лепестках», р. Адин Штейнзальц — один из крупнейших еврейских мыслителей современности, человек удивительной судьбы и великих свершений. Считается, что он родился в светской семье. Вокруг его отца, Авраама Штейнзальца, которого современники называли человеком таинств, ходило множество легенд. Он был прямым потомком адмора Авраама Вайнберга (1803–1883), основателя слонимского хасидизма. В 1924 году Штейнзальц‑старший репатриировался в Израиль из Варшавы, где стал учеником выдающегося еврейского мыслителя, журналиста и мистика Гилеля Цейтлина (1871–1942). В 1925‑м он встретил Цейтлина уже в Израиле, куда тот приехал одержимый идеями оживления каббалистических источников, восстановления пророчества, а также создания мистических сообществ, которые бы подготавливали еврейский народ к приходу Избавителя. Семейное предание рассказывает, что в письме к другому своему ученику, Ицхаку Саде Ицхак Саде (Ландоберг; 1890, Люблин, Польша — 1952, Тель‑Авив) — израильский военный и политический деятель, основатель и первый командир «Пальмаха». — Здесь и далее примеч. авт. , Цейтлин призывал его и Авраама Штейнзальца с единомышленниками основать религиозную мистическую коммуну. В обществе учеников Цейтлина Авраам Штейнзальц познакомился и со своей будущей женой. В дальнейшем Штейнзальц‑старший стал коммунистом, участвовал в гражданской войне в Испании, был членом организации «Шомер а‑цаир» «Шомер а‑цаир» — молодежное левосоциалистическое сионистское халуцианское движение, целью которого была подготовка еврейской молодежи к переселению в Эрец‑Исраэль и кибуцной жизни. Основано в 1916 году в Вене членами галицийских молодежных сионистских групп. . Говорили, что он временами посещал двор слонимских адморов, учился в ешиве, а на склоне лет работал в основанном сыном израильском Институте талмудических публикаций, нося большую черную кипу. Иногда его видели молящимся у Стены Плача.

Р. Адин Штейнзальц

В подростковом возрасте Адин Штейнзальц самостоятельно пришел к иудаизму. Неудивительно, что его подход к религии сочетает в себе необычайную широту взглядов, тягу к бунту и обновлению и в то же время святое и трепетное почитание традиции. Он изучал химию и физику в Еврейском университете в Иерусалиме, занимался еврейским образованием. Большое влияние на его жизнь оказали знакомство и тесная связь с седьмым Любавичским Ребе, р. Менахемом‑Мендлом Шнеерсоном, по рекомендации которого он даже изменил свою фамилию на Эвен Исраэль. Кроме учения Хабада его привлекало наследие Ребе из Коцка Р. Менахем‑Мендл из Коцка (1787–1859) — ученик Провидца из Люблина, р. Яакова‑Йосефа, святого еврея, и р. Симхи‑Бунима из Пшисхи, адмор с 1827 года в Томашове, позднее в Коцке. Его учение, наполненное остроумием, страстной полемикой и энергетикой бунта, — одно из высших достижений польского хасидизма. и других учителей польского хасидизма, а также труды р. Нахмана из Брацлава Нахман из Брацлава (1772–1810) — ярчайшая фигура в истории хасидизма, адмор, оставивший после себя многочисленных последователей, создатель брацлавской ветви хасидизма. Его книги «Ликутей Моаран» («Собрание поучений учителя нашего, р. Нахмана»), «Сефер а‑мидот» («Книга качеств»), «Сипурей маасийот» («Сказки») и другие составлены по разрозненным записям р. Натаном Штернарцем из Немирова. . В течение многих лет р. Адин Штейнзальц тесно сотрудничал с двумя ныне покойными израильскими раввинами, личный путь каждого из которых был новым словом и новым этапом в развитии еврейской религиозной мысли и общественной деятельности: р. Шагаром Шимшон‑Гершон Розенберг (1949–2007) — раввин и философ, выражавший неохасидские и постмодернистские взгляды, создатель и глава ешивы «Сиах Ицхак» в Эфрате. и р. Менахемом Фруманом Менахем‑Хай‑Шалом Фруман (1945–2013) — раввин неохасидского направления, миротворец и поэт, создатель и преподаватель ряда ешив, где особое внимание уделяется изучению книги «Зоар». . Автор множества трудов во всех областях еврейской мысли, р. Штейнзальц больше всего знаменит своим комментированным изданием Талмуда с переводом на современный иврит (а затем и на многие другие языки).

Итак, о чем же эта книга — «Роза о тринадцати лепестках»? Величайшая книга каббалы — «Зоар» («Сияние»), то ли произведение самого таная рабби Шимона бар Йохая, то ли его наследие, записанное спустя тысячелетие, начинается со следующих строк: «Р. Хизкия начал толкование со стиха: “Как роза меж терниями…” (Шир а‑ширим, 2:2), что это за “роза”? — Это Община Израиля (Кнесет Исраэль), как роза меж терниями бывает красной и белой, так и у Общины Израиля бывают суд и милосердие. Как у розы бывает тринадцать лепестков, так и Община Израиля связана с тринадцатью мерами милосердия, что окаймляют ее с каждой стороны. Так же и [первый раз упомянутое в Торе] имя Элоким вывело тринадцать слов [до своего второго упоминания], чтобы окружить ими Общину Израиля и уберечь ее» (Зоар, ч. 1, 1:1).

Обложка книги р. Адина Штейнзальца «Роза о тринадцати лепестках»

Роза — символ тайны и женственности, сфира «Малхут» («Царство»), сотворенный мир, сакральная община Израиля, женское в Б‑жественной эманации, евреи, совершающие святое служение Всевышнему. Всеми этими смыслами наделяют розу «Зоар» и его многочисленные истолкования в традиции каббалы. Тринадцать мер милосердия, проистекающие от «Тринадцати устроений бороды» Ветхого днями Святой Ветхий (Атика Кадиша от Атик йомин, см. Даниэль, 7:9) — название высшего уровня Б‑жественной эманации, Высший Б‑жественный лик, подобный голове седого старца. Имеет «семь устроений главы», схематично описывающих световой облик мозга, внутричерепных полостей и некоторых черт лица и «тринадцать устроений бороды», изображающих бороду в виде тринадцати прядей волос‑лучей. Каждое из устроений обладает глубоким символическим смыслом и основывается на истолковании стихов Писания, где упоминаются различные наименования Б‑жественного лица. Учение о Святом Ветхом является одним из наиболее сакральных в книге «Зоар», оно содержится в «Идра раба» (ч. 2, 127б–148а), «Идра зута» (ч. 3, 287б–296б), «Сифра де‑цниута» (ч. 2, 176б–179а), а также фрагментарно присутствует в полном корпусе «Зоар». По отношению к древу сфирот «Атика» включает в себя три высшие сфирот («Кетер», «Хохма», «Бина»). Учение об Атике является одним из столпов каббалы Ари, где оно приобрело многочисленные подробности, и органично вошло в хасидизм.  — высшей Б‑жественной эманации, воплощаются в тринадцать лепестков, чтобы охранять и беречь сакральный цветок. Книга р. Штейнзальца обо всем этом рассказывает лишь намеками. В предисловии автор говорит нам: «Эта книга — сборник эссе, посвященных некоторым аспектам каббалистического учения. Это не введение в каббалу и уж тем более не рассказ об истории каббалы, но, прежде всего, анализ некоторых вопросов каббалистической направленности». По‑моему, эта книга — прежде всего «дыхание жизни» розы, это призыв культивировать окружающие ее лепестки, чтобы роза не увяла и смогла источать аромат.

Небольшая книга р. Штейнзальца — пламенная проповедь современного хасида, умеющего простым, даже несколько упрощенным языком говорить с людьми, ищущими духовного огня. Ее автор умеет открывать сердца тех, кто нуждается в помощи и поддержке наставника, кому необходимо опереться, чтобы не упасть, кто вынужден в отсутствие ключа взламывать замок. Современный взгляд на мир, научно‑популярный лексикон, путеводный свет «Сефер Йециры» «Сефер Йецира» («Книга Творения») — произведение ранней еврейской мистики, датировки которого расходятся от эпохи Второго xрама до раннего Cредневековья. , «Зоар», Ари Святой Ари (акроним Элоки р. Ицхак), р. Ицхак бен Шломо Ашкенази Лурия (1536–1572) — один из величайших еврейских мистиков, основатель лурианского направления в каббале. Учился в Цфате. Его проповеди, записанные учениками, в первую очередь р. Хаимом Виталем (1542–1620), составили ряд сводов (важнейшие из них — «Древо жизни» и «Восемь врат»), вплоть до Нового времени распространявшихся в еврейском мире преимущественно в рукописном виде. Лурианская каббала считается основой учения хасидизма. и хасидского учения, а также кладезь раввинистической мудрости позволили ему несколькими штрихами набросать картину учения о Творении и человеке, развивавшегося еще с ранней мистики. В редакции Бешта Бешт (аббревиатура от Бааль‑Шем‑Тов, Добрый чудотворец) — р. Исраэль бен Элиэзер (1698–1760), создатель учения хасидизма. Основал дом учения в Меджибоже, в который стекались многочисленные ученики из различных общин Подолии. Наиболее популярный сборник легенд о Бааль‑Шем‑Тове «Шивхей Бешт» («Прославление Бешта») был составлен Дов‑Бером Шойхетом много десятилетий после смерти Бешта (рус. пер.: Шивхей Бешт. Хвалы Исраэлю Бааль‑Шем‑Тову. М.: Книжники, 2008). и его последователей учение это описывается терминами «Миры (оламот), души (нешамот), Б‑жественность (Элокут)» Такая редакция впервые встречается в Послании, написанном Бештом в Рош а‑Шана 5507 года своему зятю, р. Гершону из Китова, который тогда находился в Святой земле. Впервые было опубликовано в конце книги р. Яакова‑Йосефа из Полонного «Бен порат Йосеф» («Йосеф — росток плодоносный») в 1781 году. . Рассказывая о системе каббалистических миров, сфирот, душ и ангелов, автор путешествует по «Чертогам» «Зоар» Особые вставные трактаты книги «Зоар», содержащиеся в разделах «Берешит» и «Пекудей». , описывая их обитателей, словно только что оторвался от беседы с ними.

Закончив свой эскиз каббалистического космоса и его главного действующего лица — человека, автор переходит к проблемам нравственного выбора. Вторая часть «Розы…», не менее вдохновенная, чем первая, посвящена еврейской этике — смыслам человеческого существования, раскаянию, заповедям, — той внутренней системе ценностей, которая позволяет беречь и поддерживать жизнеспособность каббалистической розы. Книга завершается вставной главой о субботе, в которой автор вновь обращается к символике розы, женственности, святости и Б‑жественного единения. Круг завершился — эллиптическое толкование вернулось к исходному образу. 

Поделиться
  • Yuriy Kobzenko

    Поталанило мені навчатися в цього мудреця!
    Мабуть не виправдав його надій, але… Всеж… навчання не стало марнуванням часу, а відкрило ГЕТЬ ІНШІ горизонти світогляду.
    Його помічники-учні: Давид Палант, доктор Йона Шнейдер, Саша Фейгін, Ишаййа Гісер, таки перевернули мій мозок і спрямували в напрямку ПОШУКУ БОГА.
    Не мені оцінювати МОЇ досягнення в тій царині на яку спрямував доктор Йона, відкривши мені ще й Григорія Туберта, який шукав ГЕНИ слова.
    На виході я отримав свого тлумачного словника “Матір мов”, який вийшов у 2009 році обсягом 344 сторінки, для 2500 вживаних нами слів.
    Зараз вже 7000 і перейменував на “Мова єдина” (обсяг, десь на 1200 сторінок), але…
    Мовчання…